Великая Иррациональная Контрреволюция. Часть первая

Великая Иррациональная Контрреволюция. Часть первая
Я не хотел в текущем году писать о распаде СССР – печальный юбилей которого (распада) мы сейчас переживаем. Поскольку тема эта достаточно сложная, и при этом – довольно популярная. (Думаю, к 25 декабря – тридцатилетию спуска советского флага в Кремле – мы увидим еще много материалов на данную тему.) Тем не менее, чем дальше, тем очевиднее становится то, что избежать обращения к данному распаду не удастся. Поскольку последствия этого действия до сих пор продолжают определять нашу жизнь.

Точнее – продолжают определять нашу жизнь последствия того явления, которое привело к падению великой страны, но при этом не закончилось на данном шаге. (Так же как на нем не началось.) Речь идет о том, что можно назвать «Великой Иррациональной Контрреволюцией» – или «Великим Отказом» человечества от идеи разумного развития с переходом под «власть Хаоса». (Того самого «освобожденного Атланта», которому открыто поклоняются сторонники рыночной экономики.) Причем, это явление выступает общемировым, выходящим далеко за пределы советского или бывшего советского мира, и охватывающего практически всю «человеческую цивилизацию» во всех ее проявлениях.

На этом фоне даже антисоветизм и антикоммунизм начинают выглядеть частными явлениями – хотя, конечно, именно они и спровоцировали данную Контрреволюцию. В том смысле, что именно страх перед социализмом стал тем фактором, который заставил западную элиту отказаться не только от элементов последнего, но и от той исходно буржуазной идеи «прогресса», которая определяла развитие человечества еще в XIX века. Разумеется, это было сделано не прямо: понятно, что так просто взять – и отбросить одну из важнейших частей собственных представлений просто бы не получилось. (То есть, не получилось бы просто взять, и сказать: наука и техника больше не являются нашим приоритетом, поскольку их развитие ведет к необходимости социального переустройства – что нам не нужно.)

Более того: даже признать для себя необходимость остановки развития для элитарии не решились. Хотя, конечно, пресловутые «прогнозы Римского клуба» – в которых изначально отсутствовал фактор внедрения радикально новых технологий (скажем, термоядерной энергетики или ториевых реакторов) – появились еще в 1970 годах. Но это были именно что прогнозы со вполне очевидными граничными условиями – а не «рекомендации к действию». Тем более, что у данного «клуба» банально не было инструментария для давления на окружающих. (Разумеется, туда входили некоторые элитарии – однако гораздо большее число элитариев туда не входили.)

Тем не менее, в действительности был выбран именно «путь приостоновки прогресса», хорошо заметный на том же производстве: если еще в начале 1980 годов речь шла об очень скорой полной автоматизации, вплоть до безлюдных заводов – то уже в конце десятилетия все это стало казаться сказкой. То же самое можно сказать и про другие передовые – реально передовые – технологии. Начиная с космической техники и заканчивая ядерной энергетикой. Разумеется, нигде прямо «остановка развития» не постулировалась (за исключением «энергии атома», коя реально была признана опасной), но реальная скорость развития их все время снижалась. Единственная отрасль, которая смогла продержаться еще лет двадцать – это компьютерная и информационная техника.

Впрочем, и тут развитие было, скорее, количественным – в смысле наращивание числа устройств и сетей – в то время, как качественный переход шел крайне медленно. (Скажем, развитие «многоядерных процессоров» в реальности началось только в середине 2000 годов, хотя все предпосылки для этого были еще в конце 1980. А первые шаги в области квантовых вычислений – о коих начали говорить в конце 1990 – делаются только сейчас.) То же самое стоит сказать и про область «биотехнологий» - которую видели «преемником» вычислительной техники в плане «несения факела прогресса» еще лет десять назад. Поскольку реальные достижения тут так же довольно скромны по сравнению с перспективами. (Причем, ближайшими.)

Причина этого была в том, что – начиная со второй половины 1980 годов – все больше средств начало выводится из сферы реального производства (в том числе и НИОКР) в сферу биржевых спекуляций. (То есть, в сферу того самого чистого рынка.) Формируя известный «голод» в области хайтека – в том числе и прежде всего, голод кадровый.  В том смысле, что все больше максимально мотивированных и квалифицированных людей выбирало себе «путь гуманитария» - менеджера, юриста, экономиста, «поп-психолога» или медиадеятеля – а не путь ученого или инженера. Этот переворот, в рамках которого главным способом получения дохода становился «выигрыш» - не важно, на бирже, «в карьере» или в «бизнесе», под которым подразумевается умение выгодно купить и выгодно продать – и стал той причиной, что привела к победе иррационального над рациональным.

Дело в то, что развитие «чисто рыночных механизмов», вроде биржевой игры – причем, часто внедряемых волевым решением властителей («рейганомика», «тетчеризм») – в конечном итоге ведет к тому, что вместо рационального поведения – поведения, определяемого возможностью прогнозирования будущего (и дальнейшего следования данным прогнозам) – оптимальным становится поведение «игровое». В рамках которого предсказывать реальность оказывается невозможным, так как Хаос непредсказуем по определению. (Все попытки научиться угадывать результаты биржевых торгов – неоднократно предпринимавшиеся еще с середины позапрошлого столетия – всегда давали лишь отрицательные результаты.)

Поэтому вместо рациональности в данной системе на первый план выходит «воля» - т.е., умение до конца следовать неким установленным стратегиям (без понимания сути этих стратегий) – а так же «креативность», понимаемая, как умение в неограниченном количестве генерировать эти самые стратегии, не ограничиваясь какими-то рамками. Поскольку, как уже было сказано, предсказать результат биржевой – или иной – игры невозможно, а значит необходимо избежать траты ресурсов на это бесполезное занятие. И все силы вкладывать в «генерацию» как можно большего числа вариантов поведения – в надежде на то, что какой-то из них сработает. Впрочем, наиболее успешным в данном мире оказываются те, кто… происходил из успешных же семей. По той простой причине, что при нивелировании всех остальных разумных факторов успеха – который становится чистым везением – именно этот момент оказывается определяющим. (В отличие от «эпохи рацио», в которой человек, способный строить верные прогнозы – вроде того же Генри Форда – мог подняться наверх.)

В общем, как и следовало ожидать, сознательное «возвращение к свободному рынку»  в конечном итоге привело к «бессознательной» приостановке, а затем и остановке прогресса. А главное – к отказу от идеи «предсказания будущего» и построения масштабных проектов, основанных на этих предсказаниях. (На создании моделей.) К этой особенности – так прекрасно проявившихся в последние годы – мы еще вернемся. Пока же обратимся несколько к другому – к тому, что эта самая концепция «приоритета Игры», приоритета «непознаваемого» породила множество крайне «специфических» особенностей современного бытия. Состоящих в навязывании людям «кипящего» поведения – постоянной смены стратегий, ориентаций (включая сексуальную), норм и правил.

Это проявляется постоянно: начиная с идеи «постоянного обучения» людей – разного рода тренинги, коучинги, «курсы повышения» и т.п. вещи давно уже стали обыденностью. И заканчивая идеей «визионерства», согласно которой некие люди обладают способностью «предвидеть будущее».  (Не предсказывать – что важно – как это было в прошлом, а именно «видеть», наподобие мифическим пророкам прошлого.) Надо ли говорить, что это «визионерство», в конечном итоге начинает сводиться к прямому «вождизму», волюнтаризму, к преклонению перед «высшими». Поскольку замена возможности объективно планировать свои действия – заменяемая на пресловутые «прозрения», инсайты – порождает уверенность в том, что главное в действиях руководства – это его личность.

Причем, тут нет разницы в том, какую «формальную идеологию» исповедует иррационал: является ли он лоялистом или оппозиционером, славянофилом или западником, и даже – правым или «левым». (В кавычках.) Поскольку для всех их главное в жизни связывается с «вождем»: Есть Путин – есть Россия», «Илон Маск запускает ракеты», «Навальный способен привести страну к процветанию», «Сорос устраивает «Оранжевые Революции», «Билл Гейтс придумал коронавирус» и т.д. (Как известно, даже «отрицательный вождизм» есть вождизм.) Что, конечно же, оказывается очень сильно «на руку» элитариям – но при это ведет к крайне негативным последствиям для указанных организаций или «проектов». (Включая целые страны.)

Но «человек иррациональный» - как нетрудно догадаться – понять указанное не способен. Поэтому наступающий кризис не разрешается – и не может быть разрешен вообще иначе, как катастрофическим для данной ситуации образом. 

Впрочем, об этом надо будет говорить уже отдельно…