В котлах гибридных войн

24.05.2022
В котлах гибридных войн

Илья ТИТОВ. Андрей Ильич, на пути России не раз встречались исторические ловушки. Благодаря чему мы из них выбирались?

Андрей ФУРСОВ. Если говорить о серьёзных и очень опасных ловушках, то их было три: в начале XVII века, после Смуты; во второй четверти XVIII века, после петровских реформ; в начале ХХ века после Мировой и Гражданской войн. И каждый раз Россия выскакивала из ловушки в условиях, а отчасти благодаря европейским и/или мировым кризисам, совпав с которыми наш кризис порождал новую элиту. Она-то и вытаскивала страну.

После Смуты, в 1620-е годы, Россию можно было брать почти голыми руками: экономика в разрухе, армии почти нет. Однако в Европе шла Тридцатилетняя война (1618–1648 гг.), и было не до нас. Россия получила "пространство для вдоха": к концу 1640-х годов было восстановлено самодержавие с новой господствующей группой, победившей в Смуте, и в 1650–1660-е годы мы уже били поляков, а по соглашению 1667 года взяли Левобережную Украину и Киев.

После петровских реформ Россия оказалась в тяжелейшем положении: экономика в развале, население сократилось чуть ли не на четверть (перемёрло, разбежалось), флот сгнил. П.И. Ягужинский пишет Екатерине I, выражаясь современным языком, аналитическую записку: "Пётр был велик, но реформы его продолжать нельзя". Восстановилась Россия только к середине XVIII века, но Европе всё это время было опять же не до нас: войны за наследства — польское (1733–1735 гг.), австрийское (1740–1748 гг.), — другие конфликты. Ну а во второй половине 1750-х годов Россия, ведомая единственным реальным наследником Петра — гвардией как ядром армии, уже била считавшегося непобедимым Фридриха II.

После Гражданской войны армия разваливалась. 1920-е годы — разруха, НЭП, а в Европе — полмиллиона белогвардейцев и казаков, готовых при помощи Запада вернуться и вернуть их Россию. Но только Западу после Великой войны и "испанки" было не до России: британцы, американцы, французы грызлись между собой, давили на немцев; условные Ротшильды вели игру против условных Рокфеллеров, затем кризис 1929–1933 годов. А к 1937 году СССР, проведя индустриализацию, обретает военно-промышленную автаркию по отношению к Западу. Да, с помощью прежде всего США, решавших свои экономические проблемы и готовивших в лице СССР одного из участников грядущей европейской, а затем и мировой бойни, но руки-то были наши. И цели мы реализовывали наши. А самое главное, новая — сталинская — правящая элита использовала кризис и, оседлав его, как опытный серфингист волну, выскочила из ловушки, став при этом сверхдержавой.

Сегодня мы тоже погружаемся в кризис. Причём, во-первых, он с явным военным "акцентом". Во-вторых, по силе и масштабу его не сравнить с теми кризисами, во время которых Россия выскакивала из прежних ловушек. Те кризисы были структурными, нынешний — системный кризис капитализма: капитализм как система умирает, практически умер. А поскольку капитализм — мировая система, кризис носит глобальный характер, за "стеной" не отсидишься. В нынешний кризис мы входим с правящим слоем, сформированным на фундаменте 1990-х годов, на ельцинщине — это и его генезис, и способ появления на свет этих выходцев из "ельцинской шинели". В большинстве своём это прозападная властная элита. Для того чтобы выйти из кризиса целыми и самими собой, нужна элита другого типа.

Как это ни парадоксально, нынешние события способны стать фактором не просто национализации (этого мало) элиты, а её перерождения. Чтобы выскочить из такой ловушки, как нынешняя, нужна элита на порядок круче прежних российских и нынешних постзападных, элита другого типа — по сути, военного или, если угодно, военно-опричного.

Пока что нынешняя борьба в мире идёт как борьба кланово-олигархических режимов различной силы за посткапиталистическое будущее, за то, кто кого отсечёт от него и сделает своей почвой, в лучшем случае — чашей из черепа. Похожая ситуация была во время Первой мировой войны — схватка империалистических государств, которая стала ловушкой для России. Но чтобы выскочить из той ловушки, России пришлось прекратить быть империалистической, квазикапиталистической и превратиться в принципиально иную (в том историческом контексте — социалистическую) посредством революции, которую А. Тойнби определял как поиск новых элит. Будучи слабым звеном в "империалистической цепи", тогдашняя Россия могла спастись, только разорвав эту цепь и выйдя из того мирового порядка и создав свой. А для этого нужна была новая элита. Она и возникла при активной роли части старой элиты, прежде всего из военных и разведки, выварившись в котле Мировой, а затем Гражданской войны. Слабый империалистический режим не может победить более сильный. Победителем может быть только социально иной режим. Аналогичным образом обстоит дело и с кланово-олигархическими режимами агонизирующего капитализма.

РФ — вовсе не самый сильный из них, нас спасает лишь СССР, прежде всего ядерное оружие "имени Сталина и Берии". Слабый кланово-олигархический режим не может успешно противостоять более сильному, такие не побеждают в мировой борьбе. Более того, хозяевами мировой игры они рассматриваются как "консервы" во время "побега" из одной системы в другую. Слабый кланово-олигархический режим, чтобы преуспеть в борьбе с сильным, должен перестать быть кланово-олигархическим, должен переродиться. Парадоксальным образом спровоцированный Постзападом и навязанный нам конфликт с укронацистским режимом предоставляет нынешнему российскому властному строю не просто шанс, а условие для перерождения. Условие непростое — это условие выживания некоего слоя, который должен сбросить прежнюю социальную шкуру, а ещё точнее — нырнуть в три котла Иваном-дураком и, не сварившись, вынырнуть пригожим добрым молодцем-победителем. Иного не дано. Иначе, как уже пригрозил Франк-Вальтер Штайнмайер, — трибунал, Гаага. И это при том, что сам Штайнмайер, мягко говоря, персонаж мутный.

В официальной биографии он предстаёт чуть ли не рыцарем без страха и упрёка. В реальности — иное. В интернете удалось обнаружить следующую информацию. При Г. Шрёдере Штайнмайер курировал немецкие спецслужбы. Как сообщает ТГ-канал Shadow Policy, он инициировал развёртывание спецсети немецкой разведки (БНД) в местах нахождения немецкой армии за рубежом. При этом данные места почему-то совпадали — случайность? — с ключевыми точками международного наркотрафика из Афганистана в Германию. Эксперты называют сети в Кундузе (Афганистан), Термезе (Узбекистан) и в немецкой зоне ответственности в Косово. Выходит, под контролем Штайнмайера оказался наркотрафик? После того, как Шрёдера сменила А. Меркель, агентурные сети БНД были трансформированы в агентурные сети аффилированных с ними частных структур. В 2005–2008 годах эта немецкая наркосеть получила серьёзные удары от международных государственных и частных структур.

Штайнмайер сделал немало для ухудшения российско-украинских отношений; согласно некоторым источникам, насолил он и американцам в Ираке, внеся вклад в создание ИГИЛ (запрещённая в РФ террористическая организация). Если эта информация соответствует действительности, то получается, что Штайнмайер продолжает давнюю немецкую традицию работать на Ближнем и Среднем Востоке не только против русских, но и против англосаксов. Так, во время Первой мировой войны этим занимались Вильгельм Вассмусс (немецкий Лоуренс Аравийский) и Оскар фон Нидермайер; после Второй мировой войны видные разведчики и чины СС сделали серьёзную карьеру в арабском мире, создавая здесь один из плацдармов Четвёртого рейха/Чёрного интернационала. Имеет ли Штайнмайер отношение к Четвёртому рейху? Вполне возможно, и тогда его демарш понятен.

Возвращаясь к военному конфликту на Украине как условию и средству изменения режима в РФ, утраты им олигархичности, то есть той гнили, которая скопилась из-за этого явления практически во всех сферах общества, включая культуру, науку, шоу-бизнес и т. д.: гниль должна быть выстужена, иначе нам смерть, смерть, смерть. Поскольку наша смерть — в метафизическом, прежде всего, смысле слова как государства, цивилизации, в конечном счёте народа — это для гнили жизнь, она будет делать всё, чтобы режим не переродился, вплоть до его поражения и установления контроля над Россией со стороны Постзапада. В связи с этим речь должна идти, повторю, не столько о национализации элит, сколько о перерождении, формировании новой элиты, адекватной длительному, тотальному, жёсткому конфликту на грани горячей войны с Постзападом, а возможно, и за этой гранью, если он решит её перейти. И первая задача — разделаться с "пятой колонной". При этом не нужны репрессии à la 37-й год, о которых либерасня начинает вопить каждый раз, когда сталкивается даже с минимальной критикой в её адрес. Достаточно отсечения от финансовых и информационных потоков, и вот уже побежали за рубеж социальные крысы, опарыши и прочая нечисть. И нужно возвращать закон о лишении гражданства — в военное время живём.

Илья ТИТОВ. А что с элитой на Постзападе?

Андрей ФУРСОВ. Как отвечают в таких случаях французы: "Pas grandе chose de bon", — ничего хорошего. После того, как был разрушен СССР, системный антикапитализм, и западоидам стало не нужно напрягаться, вести борьбу, началось стремительное вырождение правящих групп деградирующего в Постзапад Запада. Не идеализируя такие фигуры, как, например, Р. Никсон и Дж. Буш-старший, Ф. Миттеран и Ж. Ширак, В. Вильсон и М. Тэтчер, не говоря уже об их предшественниках, должен сказать, что нынешняя плеяда — это деграданты, причём с каждой новой когортой — ещё хуже. Смотрел я когда-то на Н. Саркози и думал: "Хуже не может быть". Пришёл Ф. Олланд, ну, думаю, это дно. Нет! Явился Макрон. То же у американцев: У. Клинтон, Б. Обама, Д. Трамп, Дж. Байден, — а ведь придёт ещё хуже, какая-нибудь косноязычная К. Харрис. У британцев: мерзкий и подлый Э. Блэр — Урия Хипп, Ловкий Плут, Фейгин и Билл Сайкс в одном флаконе, Д. Кэмерон, Т. Мэй, Б. Джонсон. Ниже можно упасть?

Надо сказать, что если даже в Обаме, Меркель и Кэмероне было что-то человеческое, хотя и малоприятное, то затем пришли политические биороботы — выкормыши созданной в 1992 году швабовской школы молодых глобальных лидеров (Young global leaders); собственно, их исходно готовили как биополитических роботов — без свойств. Среди выпускников этой швабятни, а точнее швабярника, — Макрон, Билл Гейтс, Трюдо-младший, Джимми Уэйл (основатель "Википедии"), Анналена Бербок, Никлас Зеннстрем (основатель "Скайпа"), Марк Цукерберг (основатель "Фейсбука"**), несколько наследных принцев и принцесс из Европы и Азии. По сути, создаётся слой биополитических роботов, обслуживающих хозяев мировой игры. Вот только незадача: качество этих индивидов от одной возрастной когорты к другой снижается. Например, все эти кухарко- и консьержкоподобные тётки-министерши европейских стран — это нечто!

Илья ТИТОВ. Ну уж если в политику вбрасывают Грету Тунберг…

Андрей ФУРСОВ. Девочку с очень недобрым лицом — лицом висельника, как написал французский журнал Valeurs.

Илья ТИТОВ. Благостные разговоры про природу ведут люди, летающие на частных самолётах, которые вырабатывают столько углеродного следа, сколько иные фабрики за год.

Андрей ФУРСОВ. Один британский журнал написал о представителях глобальной элиты из давосской тусовки так: это люди, которые подчёркивают важность борьбы с антропогенным изменением климата, летают на частных самолётах, загрязняющих воздух; они разглагольствуют о борьбе с голодом, поедая бутерброды с икрой и запивая их шампанским "Вдова Клико"; они разглагольствуют о борьбе с бедностью и социальным неравенством, будучи со всех сторон окружены огромным количеством прислуги.

Впрочем, думаю, этой публике плевать, что о них пишут в газетах: подавляющую часть СМИ они контролируют, превратив их в СМРАД — средства массовой рекламы, агитации и дезинформации. Но вот какая штука получается: глуша критику в свой адрес, они утрачивают способность критически осмысливать свою ситуацию, самих себя, свои действия. В результате эта публика с её коротенькими, как у Буратино, мыслями совершила в отношении России все ошибки, которые только можно было совершить, проигнорировав все предупреждения таких людей, как О. фон Бисмарк, Дж. Ф. Кеннан, Г. Киссинджер — масштабных фигур, которым нынешняя постзападная шелупонь не ровня.

"Железный канцлер" выразился вполне ясно: "Не надейтесь, что, единожды воспользовавшись слабостью России, вы будете получать дивиденды вечно. Русские всегда приходят за своими деньгами. И когда они придут, не надейтесь на подписанные вами иезуитские соглашения, якобы вас оправдывающие. Они не стоят той бумаги, на которой написаны. Поэтому с русскими стоит или играть честно, или вообще не играть".

Почти столетний Джордж Кеннан, маститый американский дипломат и разведчик, один из "отцов НАТО", автор знаменитой "длинной телеграммы", которую считают одним из шагов в направлении холодной войны, в самом конце 1990-х годов писал, что НАТО не должно расширяться на Восток, Западу никто не угрожает, а Россию это спровоцирует. Я помню западные публикации, авторы которых высмеивали Кеннана как человека, который уже мало что понимает, эдакого Рип ван Винкля, заснувшего десятилетия назад и неожиданно проснувшегося в новую эпоху. Киссинджер в начале сирийского кризиса заметил, что США, конечно, могут выдавить русских из Сирии, но тогда вполне могут потерять всё, чего добились в России с 1991 года.

Так всё и вышло, как предсказывало процитированное трио: Россию спровоцировали, Постзапад к 2022 году потерял почти всё, чего добился в России за три постсоветских десятилетия; русские возвращаются и обязательно заберут своё.

А вообще — поразительно. Только вдуматься: самый прозападный в истории России режим, даже более прозападный, чем Временное правительство, у членов которого, правда, не было недвижимости, яхт и счетов в банках и офшорах на Западе, Постзапад довёл до того, что этот режим вступил с ним в борьбу. Когда-то Путин не считал невозможным ставить перед США вопрос о вступлении РФ в НАТО. А спустя 20 лет министр иностранных дел Лавров заявляет, что российская военная "спецоперация на Украине призвана положить конец курсу на полное доминирование США в мире". Достойный ответ боррелям и прочей вскормившей укронацизм нечисти.

Одной из целей военной спецоперации России на Украине заявлена денацификация, и задача эта сложнее, труднее и длительнее, чем демилитаризация, которая решается в ходе и посредством военных действий. Сложность эта двойная. С одной стороны, это действия политического, организационного, идейного и образовательного порядка на зачищенных от укронацистов территориях на самой Украине — с этим понятно. С другой стороны, и об этом стоит сказать подробнее, эта работа внутри нашей страны.

Когда мы говорим о денацификации, дебандеризации Украины, возникает вопрос: а всё ли мы сделали для девласовизации РФ? Всё ли сделали для выкорчёвывания "пятой колонны", этой агентуры влияния Постзапада, которая работает на десуверенизацию России и само наличие которой в различных сферах нашего общества есть показатель неполного суверенитета?

Илья ТИТОВ. В связи с этим вспоминается закрытие в прошлом году "Мемориала"*. Можно ли это считать показателем изменения настроений во власти в соответствии с запросами общества?

Андрей ФУРСОВ. Если следовать запросам общества, то "Мемориал" нужно было закрыть уже давно. Разумеется, лучше позже, чем никогда, но, скорее, это была конкретная ситуация, частный случай, связанный с этой небезобидной структурой. Он отражает, помимо прочего, неоднородность и, скажем так, разновекторность правящего слоя РФ. Я уже не раз говорил о том, что постсоветское общество формировалось как квазиклассовое и квазисословное одновременно. При этом развитие классовости тормозит, если в какой-то момент не блокирует, развитие сословности — и наоборот. В результате получается общество-коллаж, в условиях которого реальным субъектом часто оказывается не государство (центроверх), а кланы и их союзы, реализующие себя через различные аппараты. Ситуационно они могут оказываться сильнее государства как целого, в результате кланово-аппаратные интересы господствуют над государственными, узкогрупповые — над клановыми, а государственная политика оказывается не чем-то цельным, а равнодействующей интересов и влияния различных кланоаппаратов. Отсюда — движения по принципу "шаг вперёд, два шага назад", поэтому особого значения закрытию "Мемориала", при всей знаковости этого явления ("Мемориал" — один из символов девяностых), я бы не придавал.

Есть значительно более небезобидные структуры — например, "Горбачёв-фонд" и "Ельцин-центр", которые к тому же недвусмысленно высказались против военной спецоперации РФ на Украине. Вот когда эти фонд и центр будут закрыты, когда перестанут проводить форум имени человека, угробившего в 1990-е нашу экономику, а институт его имени — Гайдара — закроют, вот тогда для меня это будет знак реального поворота к возрождению исторической России. Сказав "а", нужно говорить "б", а бросок должен завершаться болевым приёмом. Нашей власти не хватает последовательности, что обусловлено вот этой самой нецельностью, суммарноаппаратностью центральной власти, преодоление которой — императив, а в связи с военным временем императив вдвойне, втройне. Дзюдо — это, конечно, хорошо, но порой нужен бокс. Сейчас именно такой момент.

Вот смотрите: фиксируют некие структуры как "иноагентов" — и что? Они продолжают делать всё то же своё поганое плохишское дело под вывеской "иноагент". Не должно у нас быть никаких иноагентов. Они должны либо молчать, либо оказаться за пределами нашей Родины.

Илья ТИТОВ. Говоря про иноагентов, нужно вспомнить о том, что в конце прошлого года всплыл Роман Доброхотов****. Он оказался в Австрии, не имея загранпаспорта, но его тем не менее трудоустроили в компании Imagine Publishing. Эта компания, во-первых, тесно сотрудничает с ресурсом Bellingcat*****, который является сливной помойкой и МИ6, и ЦРУ и ответственен за ряд таких фейков, как "отравление Скрипалей", "отравление Навального", "сбитый "боинг" над Донбассом". Во-вторых, этот Imagine Publishing принадлежит Карлу Габсбургу. О чём говорит трудоустройство Карлом Габсбургом беглого российского оппозиционера, который всё ещё полезен, обладает какими-то связями?

Андрей ФУРСОВ. Это говорит о том, что Габсбурги продолжают играть против нынешней России так же, как они делали это против Российской империи и СССР. Напомню, что один из Габсбургов "вёл" Шеварднадзе, "отвечал" за него. Они причастны к раскачиванию ситуации на Украине. Однако значение Габсбургов не стоит преувеличивать, они сами встроены в некий проект в качестве его элемента, а главный в этом проекте — Ватикан. Что касается Доброхотова, то таких людей, как он, как Навальный, даже обсуждать не стоит, это пешки в чужой игре. Их отрабатывают и выбрасывают, как это проделали с Навальным. Западные кураторы его просто сдали. Помню, как истерично он орал на судью. На самом деле это он своим кураторам истерику закатывал.

Илья ТИТОВ. Ещё одним важным моментом информационной повестки конца прошлого года стали медиа-атаки либералов на главу Следственного комитета А.И. Бастрыкина. Может ли эта хамская реакция на совершенно нормальные заявления, которые сделал Бастрыкин в ходе своей знаменитой речи про ЕГЭ, про тотальный контроль над населением, про наркорэперов, служить индикатором того, что Бастрыкин чем-то сильно задел либералов и тех, кто за ними стоит? Может быть, дело в его атаках на этническую преступность? Может быть, в том, что он показательно, во всеуслышание, брал под контроль какие-то громкие дела, и после этого эти дела не удавалось уже замять?

Андрей ФУРСОВ. Думаю, своим заявлением Бастрыкин наступил сразу на несколько мозолей. Сказал он всё абсолютно правильно, не поспоришь. Тем более, если говорить уже о практике, то расхлёбывать результаты социальной и культурной деградации, связанной во многом и с образованием, и с разгулом антисоциальных рэперов, и с разрушением традиционной морали (про этническую преступность я уже не говорю), придётся ведомству именно Бастрыкина. Однако своими правильными словами Бастрыкин зацепил высоких покровителей и всех этих цифровизаторов, убивающих образование, и разлагающей культуру попсы, и тех, кто кормится от этнической преступности. Вот они-то и скомандовали "фас" либеральной своре. Бастрыкин задел тех, кто на глубоком уровне курирует и направляет процесс разрушения традиционных ценностей, который по их планам в конечном счёте должен сработать на капитуляцию РФ перед Постзападом.

Вовсе небезобидные вещи — плевки в адрес Бессмертного полка, победы в Великой Отечественной, кривляние на экране рэпера с цифрой 666 на лбу и его рассказами об употреблении наркотиков. Даже деньги на этом делать — уже преступление, о разлагающем социальном воздействии я уже не говорю. Цель проектов типа "Моргенштерн"** или "Даня Милохин" — это превращение нашей молодёжи в аполитичное стадо, быдло, которое повёрнуто в сторону потребительства и "ценностей" Постзапада, которым легко манипулировать и которое не пойдёт защищать Родину. По сути это проекты уничтожения нашей государственности, культуры, страны. Это нужно было пресекать и раньше, но сегодня, в условиях тотальной гибридной войны, здесь нужны действия по законам военного времени и правилам поведения в прифронтовой полосе. И реакция либеральной шушеры и их хозяев на Бастрыкина очень симптоматична. Но выступлений одного человека, даже если он глава Следственного комитета, мало. Нужна осмысленная жёсткая политика.

Илья ТИТОВ. Кто должен проводить эту политику?

Андрей ФУРСОВ. Естественно, государство, которое должно создать Военно-информационный комитет с жёсткой цензурой информационных потоков — от книжного рынка (в некоторых наших книжных магазинах до сих пор продают книги киевского подонка Гордона) до решения, кого приглашать на ток-шоу (врагов приглашать перестали, но до сих пор просачиваются нетвёрдые люди, просто дураки и болтуны, а, как известно, болтун — находка для шпиона). Речь идёт о государственной безопасности и о будущем всех нас, и его Постзапад стремится лишить нас. В условиях тотальной гибридной войны всё, что связано с духовной сферой: культура, искусство, наука, СМИ и, конечно же, образование, — является вопросом государственной безопасности. Образование, то есть единство обучения и воспитания, всегда играло огромную роль в мировой борьбе за власть, информацию и ресурсы. Когда-то было сказано, что франко-прусскую войну выиграл прусский школьный учитель, причём как именно воспитатель определённого типа личности — модального.

Пример из нашей истории. 1915–1916 годы — выбит офицерский корпус, вместе с ним рухнула армия, а затем — государство. Лето 1941 года — выбит офицерский корпус. Рухнула армия? Нет, по осени в армию пришёл новый офицерский корпус — молодые люди, сформировавшиеся как личности уже в Советском Союзе, чьи юность и молодость пришлись на 1930-е годы, они-то и сломали хребет вермахту. Это было то, что социологи называют "модальным типом личности", и если в обществе его не менее 7–8%, то оно жизнеспособно. В царской России такого модального типа личности на замену выбитому офицерству не нашлось, а в СССР нашлось, благодаря советским образованию и культуре 1930-х годов. Возникнет ли модальный тип личности, если в качестве примера ему подсовывают "даньмилохиных" и "моргенштернов"? Нет. Значит, тот, кто подсовывает, ведёт подкоп под безопасность нашего государства и нашей цивилизации, рушит наше будущее. Иными словами, совершает государственное преступление. И если в условиях гибридно-тотально-военного времени ситуация не изменится, то ни на какую победу в противостоянии с Постзападом рассчитывать не стоит.

Илья ТИТОВ. Тем более что война нам объявлена и в информационной сфере, причём не только государствами и международными структурами Постзапада, но и мощными транснациональными корпорациями — социально-информационными платформами, их владельцами.

Андрей ФУРСОВ. Да, сначала владельцы платформ недвусмысленно высказались против России, а затем, например, появились призывы убивать русских, и их не банили. Правда, потом Цукерберг заявил, что его компания категорически против русофобии и не потерпит её, но всё это оказалось бла-бла-бла. До сих пор в "Инстаграме"** украинская группа продаёт одежду с призывами убивать русских.

Да и откровенным врагам России туда широко открыта дверь. В январе 2022 года Цукерберг назначил вице-президентом платформ "Мета"*** по глобальным делам (global affairs) Николаса (Ника) Клегга; с 2017 года он был вице-президентом "Фейсбука"* по глобальным делам и коммуникациям. Клегг — убеждённый враг России.

Илья ТИТОВ. Несколько лет назад "Фейсбук"***купил компанию "Окулус", которая занимается разработкой и производством очков виртуальной реальности. То есть "открытие глаз" сопровождается неизбежным надвиганием на глаза очков виртуальной реальности… Вопрос в том, является ли это целенаправленной политикой по выдавливанию людей в виртуальную реальность, или это такой вариант кибер-эвтаназии, кибер-эскапизма для тех, кто просто не хочет взаимодействовать с жестоким миром, полным кризисов, опасностей и вирусов?

Андрей ФУРСОВ. Это и то и другое. Плюс зарабатывание денег. Значительно более интересны, на мой взгляд, метаморфозы "Фейсбука", а также ребрендинг "Фейсбука" и "Майкрософта". Термин "мета-вселенная" придумал знаменитый Нил Стивенсон, кибер-фантаст. В его романе "Лавина" (Snowcrash) была показана такая матрица — мета-вселенная. Верхние этажи управляются корпорациями, нижние — мафией. Вообще, очень похоже на современный западный мир. И вот 28 октября 2021 года Цукерберг объявляет, что "Фейсбук" отныне будет называться "Мета-вселенной". Дело, однако, не ограничилось "Фейсбуком". 2 ноября 2021 года Сатья Наделла, гендиректор "Майкрософта", также заявил, что они запускают аналогичный проект с помощью очков дополненной реальности VR и AR. Тема подобного гаджета хорошо освещена в цикле интересных романов "Аркада" Вадима Панова.

Что даёт "Мета-вселенная" ("Мета") двум этим структурам, особенно если они объединят усилия? Во-первых, туда попадает примерно 1 млрд человек. Прибыль сразу возрастает с 2 трлн до 30 трлн долларов, плюс ещё 5–6 трлн долларов от перезапуска Интернета 3D и запуска полностью контролируемого рынка. Это передел рынка виртуальных миров. Сами его организаторы говорят, что они "создают мета-экономику, свободную от налогов, а, следовательно, от государства". То есть это продавцы виртуального воздуха. Есть такой роман у Александра Беляева — "Продавец воздуха". Вот эти ребята и будут продавать виртуальный воздух. Но есть одна интересная параллель. Когда в XVI–XVII веках возникал капитализм, у его операторов было несколько преимуществ перед конкурентами, оставшимися в прежней системе. В частности, они освоили принципиально новое пространство. Если полем деятельности конкурентов был континент, европейская часть Евразии, то будущие капиталисты ушли в Северную Атлантику, в море, и создали, по сути дела, морской мир, в котором не действовали законы государств континентальной части Европы. И мир этот стал основой мирового рынка, располагавшегося как бы на уровень выше локальных экономик. С этого уровня, как со стратегической высоты, операторы мирового рынка и вели успешный "экономический обстрел" конкурентов.

Сегодня "Майкрософт" и "Фейсбук" тоже уходят в другое пространство — в киберпространство, в котором не действуют никакие законы. На море, как я сказал, тоже не действовали законы сухопутных держав, и "новички" там делали, что хотели, занимаясь рейдерством, пиратством. Даже нельзя сказать, что формально это были преступления, потому что законов не было. В киберпространстве, в виртуальном мире, тоже нет законов. Неоконкистадоры этого мира, повторю, не только завоёвывают его, но бьют из него по конкурентам. Это что касается денег. Что касается социальных последствий создания "Мета-вселенной", то это, безусловно, оформление социально атомизированного мира. Можно сидеть дома у компьютера, общаться онлайн, путешествовать онлайн. Сидишь дома и как будто путешествуешь в Африке и охотишься на львов. Или будто просто общаешься. Или ты погрузился в прошлое, участвуешь в гладиаторских боях. Кстати, Станислав Лем в книге "Сумма технологии" называл это "фантоматикой", предвидя данное явление ещё в середине 1960-х годов.

Атомизированный мир на основе виртореальности полностью соответствует духу "новой нормальности" à la Шваб. Люди должны сидеть дома, в искусственном мире, который, помимо прочего, характеризуется сниженным как по количеству, так и по качеству строго рационированным потреблением. Я уже не говорю о том, что проект "Мета" предполагает сегрегацию, то есть создание новой жёсткой стратификации, новых низов.

Илья ТИТОВ. Вот против всего этого мы и ведём сейчас борьбу. Спасибо за беседу, Андрей Ильич!

Илл. Василий Проханов. "Древо познания"

*иностранный агент

**физическое лицо, признанное «иностранным агентом»

***экстремистская организация Meta Platforms Inc. ("Мета") и её соцсети Instagram ("Инстаграм") и Facebook ("Фейсбук") запрещены в РФ

****физическое лицо, признанное СМИ — «иностранным агентом»

*****СМИ, признанное «иностранным агентом»