«Союз казачьей молодежи Кубани» сделал героя из… пособника нацистов?

«Союз казачьей молодежи Кубани» сделал героя из… пособника нацистов?
Многие региональные и федеральные чиновники России любят говорить в своих парадных речах и интервью об острой «необходимости нравственного и военно-патриотического воспитания молодежи». Это очень важное направление той воспитательно-образовательной работы, которая должна проводиться в многочисленных российских учебных заведениях (в ряде которых уже не только распространяют наркотики, но и стреляют по учащимся и учителям).

Но для того, чтобы воспитывать молодое поколение, понимающее, что такое настоящая любовь к своему народу и своей стране, необходимы, как минимум, образцы для подражания, настоящие герои, с которых молодежь может брать пример.

О сути вопроса

К сожалению, в некоторых российских учебных заведениях под видом «героев» школьникам предлагают почитать пособников нацистов, тем или иным способом (в зависимости от занимаемой должности) помогавших фашистской армии оккупировать нашу страну во время Великой Отечественной войны, бороться с частями Красной Армии и проводить репрессии против мирного населения.

Вот один из таких примеров.

Атаман Кубанского казачьего войска за рубежом Вячеслав Науменко — личность на Кубани известная. Полковник российской императорской армии, генерал-майор белой армии, атаман эмигрантского кубанского войска. И одновременно — пособник Гитлера и сторонник предателя (бывшего советского военачальника) генерала А. Власова в годы Великой Отечественной войны.

Так вот, портрет и биография этого атамана-коллаборациониста размещены в разделе «Историческая память» на сайте государственного «Союза казачьей молодежи Кубани» (СКМК). Обратим внимание на то, что в этом Союзе числится около 100 тысяч учащихся (!) казачьих классов, школ и кадетских корпусов Краснодарского края.

Наверное, в истории кубанского казачества не нашлось более достойных примеров для воспитания молодого поколения?

Сразу отметим, что среди русской эмиграции (в том числе и среди бывших солдат и офицеров белой армии) была значительная часть, соблюдавшая нейтралитет, и для которой союз с Гитлером был категорически неприемлем. А кто-то, в том числе и из казаков, нашел свое место во время Второй мировой войны, например, в рядах французского Сопротивления.

При этом широко известен тот факт, что после революции и во время Гражданской войны в Советской России такое особое служилое сословие, как казачество непримиримо раскололось на два лагеря — «белых» и «красных». И красные казаки героически сражались в составе Красной Армии и во время Гражданской, и во время Великой Отечественной войн.

Но обратим внимание, что, когда в конце 1980-х годов в нашей стране начался так называемый процесс возрождения казачества, в состав «героев» этого процесса попало немало казаков-коллаборационистов, бывших на службе у нацистов. В том числе такие, как атаманы Пётр Краснов и Вячеслав Науменко, кубанский казак (а затем генерал-лейтенант вермахта) Андрей Шкуро и многие другие. При этом в среде возрожденного казачества России оказались достаточно популярны и сепаратистские лозунги, под которыми создавались во время Гражданской войны на Дону и Кубани так называемые независимые казачьи республики. Лозунги, поддержанные в свое время казаками-коллаборационистами и гласившие о том, что «казаки — это отдельный народ, имеющий право на создание своего казачьего государства».

Периодически на протяжении всей постсоветской истории России со стороны некоторых представителей региональной власти, казачьих организаций, либеральной интеллигенции осуществлялись попытки реабилитировать пособников нацистов: назвать их именами улицы городов, поставить им памятники или воздвигнуть памятные доски, изъять из биографий информацию о службе у фашистов во время Великой Отечественной войны.

К примеру, официозные историки на Кубани предпочитали замалчивать тот факт, что атаман В. Науменко служил гитлеровской Германии. Так, в 2006 году в Краснодаре под эгидой реестрового «Кубанского казачьего войска» была издана книга «Атаман В. Г. Науменко и его „Хроника“», авторами которой выступили местные достаточно известные историки О. В. Ратушняк и Н. А. Корсакова.

В этом издании в биографии В. Науменко (на 12 страницах) под авторством научной сотрудницы Краснодарского государственного историко-археологического музея-заповедника им. Е. Д. Фелицына (КГИАМЗ) — Натальи Корсаковой эпизоду сотрудничества атамана с нацистами вообще не нашлось места. То есть там об этом ничего не сказано, как будто этого никогда и не было!

Тем не менее имеются исторические источники, где все эти факты обнародованы.

Позорная эпоха официозной героизации В. Науменко в Краснодарском крае активно стала развиваться в 2011 году, несмотря на протесты общественности и публикации, раскрывающие факты о службе Науменко нацистской Германии в годы Великой Отечественной войны.


Изображение: Архивное фото
Атаманы В.Науменко и А.Шкуро в 1-й казачьей кавалерийской дивизии Гельмута фон Паннвица, февраль 1944 года

В 2015–2016 годах ситуация несколько изменилась, и Науменко был провозглашен фигурой, недостойной «мемориализации». В частности, по решению Славянского районного суда была демонтирована мемориальная табличка Науменко в станице Петровской Краснодарского края, которую ранее торжественно установили при участии руководства региона.

Как отметил историк казачества Константин Скиба, немалую роль в исправлении данной ситуации сыграло тогда вмешательство органов госбезопасности, в результате чего деятельность атамана В. Науменко во время войны была названа «предательской», а местным представителям исполнительной власти была дана установка о «недопущении героизации В. Г. Науменко».

Тогда же из экспозиции КГИАМЗ им. Е. Д. Фелицына были убраны личные вещи атамана, а казачьим обществам и образовательным учреждениям Краснодарского края предписали изъять из пользования буклеты и плакаты с изображением В. Г. Науменко.

Но, как показали дальнейшие события, решению и рекомендациям органов государственной власти вняли в Краснодарском крае отнюдь не все, кто как-то причастен к воспитательной и образовательной работе с молодежью.

Например, некоторые атаманы Кубанского казачьего войска выступили против развенчания «культа В. Науменко».

Фактически не поменяли свои позиции и местные историки, восхвалявшие атамана-коллаборациониста, среди которых и сотрудники КГИАМЗ им. Е. Д. Фелицына.

Так, 5 декабря 2017 года в Государственном историческом музее на Красной площади в Москве открылась выставка «Кубанские казаки: Страницы истории Кубанского казачьего войска». Выставка оказалась в эпицентре скандала, когда выяснилось, что на ней демонстрируется портрет пособника нацистов кубанского атамана В. Науменко и его личные вещи. При этом посетителям не дали никакой пояснительной информации о биографии атамана и его службе гитлеровской Германии. Выяснилось, что экспонаты для выставки предоставил Краснодарский историко-археологический музей-заповедник им. Е. Д. Фелицына. После освещения этой ситуации в ряде СМИ и проведения нескольких протестных акций активистами общественного движения «Суть времени» организаторы убрали с выставки портрет и все упоминания о В. Науменко из экспозиции.

Таким образом, ни данная острая реакция части общественности в Москве и Краснодаре, ни установка органов госбезопасности в Краснодарском крае не повлияли на позицию руководства сайта (и, наверное, самой организации) «Союза казачьей молодежи Кубани». Как было сказано выше, в галерее атаманов войска в разделе «Историческая память» (на сайте СКМК) оказались размещены портрет и биография атамана В. Науменко (с очень неуклюжей попыткой его обелить и превратить в героя). Подчеркнем еще раз, что СКМК объединяет (пусть и по формальному признаку) порядка 100 тысяч учащихся казачьих классов, школ и кадетских корпусов крупного российского региона.

И именно этим школьникам, у которых сейчас формируется какая-то система ценностей, а также их родителям, учителям и чиновникам, которые, в каком-то смысле, отвечают за формирование этой «ценностной вертикали», необходимо знать правду о тех, кто не достоин быть примером для воспитания молодежи.

Тем более, что и в «Кубанском казачьем войске», и среди историков Краснодарского края остались ярые сторонники героизации В. Науменко, которые продолжают попытки ползучей реабилитации атамана-коллаборациониста.

Факты из биографии атамана В. Науменко, которые полезно знать

В 1914 году В. Науменко окончил Императорскую военную академию. После начала Первой мировой войны он занял должность старшего адъютанта 1-й Кубанской казачьей дивизии. С августа 1914-го по конец января 1917 года В. Науменко был на фронтах Первой мировой, участвовал в боевых действиях.

Как пишет историк Н. Корсакова (в уже вышеупомянутой биографии В. Науменко), «9 ноября 1917-го он прибыл в Екатеринодар, где был назначен начальником штаба и командующим войсками Кубанской области. На него легла вся тяжесть организации добровольческих отрядов, их снабжения для борьбы с большевиками».

С декабря 1918 года генерал-майор Науменко занимал посты как в руководстве сепаратистской Кубанской народной республики, так и в Добровольческой армии А. Деникина (после разгрома самим Деникиным кубанских сепаратистов). Причем некоторые историки утверждают, что В. Науменко склонялся к позиции одного из руководителей белого движения генерала А. Деникина о «единой и неделимой России». Но нижеприведенные факты говорят о том, что не всё было так однозначно по данному вопросу.

В апреле 1920 года, когда в районе Сочи Красная Армия загнала в тупик отступавшую и деморализованную Кубанскую казачью армию (около 34 тыс. человек), В. Науменко вместе со всей верхушкой армии сбежал на морских судах в Крым, где уже находился главнокомандующий Русской армией П. Врангель. Кубанская казачья армия сдалась Красной Армии фактически без боя.

В ноябре 1920-го В. Науменко эмигрировал из Крыма в Сербию.

А в декабре 1920 года оставшиеся члены Кубанской рады (политическая организация Кубанского казачьего войска, которая и провозгласила ранее сепаратистскую Кубанскую народную республику), а также эмигрировавшие казаки на греческом острове Лемнос (порядка 12 тысяч человек) избрали В. Науменко атаманом Кубанского казачьего войска (в эмиграции).

В январе 1921 года в Константинополе, куда прибыл атаман В. Науменко, было заключено соглашение о создании «Объединенного Совета Дона, Кубани и Терека» (ОСДКТ), в который вошли Кубанское, Донское и Терское казачьи войска (их эмигрантская часть). Данная структура должна была решать все казачьи вопросы до образования «Российской общегосударственной власти».

С одной стороны, эта структура официально стояла на позициях «единой и неделимой России», а с другой — в самом соглашении о создании ОСДКТ были ссылки на «конституции» сепаратистских казачьих государств на Дону и Кубани (созданных в годы Гражданской войны). Таким образом, казачество пыталось сохранить независимость на территории «будущей России».

Так, историк И. Ерохин утверждает: «В июне 1923 года на заседании ОСДКТ был принято „основное положение казачьей платформы“, которое, как ни странно, подтверждало политическую направленность совета. Первый пункт Положения провозглашал борьбу с большевизмом, затем подтверждалась целостность России и казачьих областей, но казачьи области должны были существовать как самостоятельные государственные образования в составе России».

Причем некоторые лидеры белого движения, например генерал П. Врангель, отказались сотрудничать с этой структурой (вплоть до конфронтации), в том числе и по причине сепаратистских тенденций в руководстве ОСДКТ.

Согласно архивным источникам, всего к 1929 году за границей оказалось более 11 тысяч кубанских казаков. В Белграде разместились все ключевые учреждения Кубанского казачьего войска, а в 1930 году там был создан «Казачий дом», где располагались канцелярия атамана войска, музей, библиотека. Атаман В. Науменко претендовал на лидерство в зарубежном Кубанском казачестве. И важным подспорьем здесь было то, что он держал у себя исторические регалии кубанского казачества (жалованная грамота Екатерины II, символы атаманской власти, награды за военную службу, включая грамоты, знамена, атаманские знаки отличия). Всё это было вывезено из России во время Гражданской войны и возвращено в нашу страну к 2011 году (когда, напомним, и начался, по сути, активный этап героизации В. Науменко в Краснодарском крае).

Бежавшие в Европу казаки-эмигранты были заняты в основном на различных государственных работах: на стройках, заводах, в жандармерии.

Некоторые историки утверждают, что атаман В. Науменко смог сохранить структуру Кубанского казачьего войска (ККВ). И вел в эмиграции, где сформировалось «политическое движение „самостийников“, ратующих за отделение казачьих территорий от России, …активную борьбу с представителями казачьего сепаратизма».

Однако, как показывают факты о деятельности В. Науменко во время войны, в какой-то момент позиция атамана, мягко говоря, стала не слишком отличаться от позиции «самостийников».

О службе в структуре вермахта

Прежде всего, обратим внимание на то, что говорится о деятельности В. Науменко в первой половине 1940-х годов на сайте «Союза казачьей молодежи Кубани».

Про службу у нацистов атамана В. Науменко в годы Великой Отечественной войны авторы биографии решили промолчать: «В 1944 году Вячеслав Григорьевич выехал в Германию. Но вскоре направился в Северную Италию, где в Тироле сдался американцам. Через некоторое время был отпущен к семье в город Кемптен».

Зададимся для начала простым вопросом: а зачем В. Науменко в 1944 году выехал из Сербии в Германию? В биографии об этом упомянуто «задним числом» и весьма скупо: «Несколько месяцев после этого велось расследование его деятельности в Югославии во время германской оккупации и в Главном управлении казачьих войск в Берлине. Следствие не установило состава преступления в его действиях. Получив разрешение на жительство в США, (В. Науменко — прим. ИА Красная Весна) поселился под Нью-Йорком».

Таким образом, из биографии становится ясно, что атаман Науменко поступил на службу в некое Главное управление казачьих войск (далее — ГУКВ). Что это была за структура, кому подчинялась? Несведущий (тем более юный) читатель сразу этого не поймет. Совершенно непонятно из вышеприведенного текста биографии и то, какие цели при этом преследовал казачий атаман, какие поручения и функции в ГУКВ он выполнял.

Нельзя также не обратить внимание и на фразу про американский суд, который не нашел «состава преступления» в действиях В. Науменко.

После этой фразы становится очевидным, что администрация сайта «Союза казачьей молодежи Кубани» (СКМК), а возможно, и руководство этой организации, не видят ничего предосудительного в службе атамана нацистской Германии в годы Великой Отечественной войны. С таким подходом получается, что все коллаборационисты, полицаи, легионеры ваффен СС — все достойны уважения и почитания, если американский суд решил, что никаких преступлений они не совершали?

Здесь стоит напомнить, что после Второй мировой войны США превратились в убежище для очень многих нацистских преступников и, в частности, бандеровцев, которых Соединенные Штаты использовали против СССР в холодной войне. И именно поэтому американский суд не так строго относился к тем нацистам и их пособникам, которые потом работали на американские спецслужбы (и их союзников в Европе).

В заключительных строках биографии (на сайте СКМК) атаману-коллаборационисту дается явно комплементарная оценка: «Личность атамана Науменко в исторической литературе, исследованиях и мнениях оценивается весьма спорно и неоднозначно. Однако, его роль в истории казачества бесспорно велика. Вячеслав Григорьевич Науменко — яркий представитель казачества и выразитель его идеологии».

Здесь уже пособник нацистов превратился в героя казачества, выразителя его идеологии и крупную историческую величину!

Все, что написано на сайте «Союза казачьей молодежи Кубани» по поводу В. Науменко, просто ошеломляет. Ведь это официальная позиция руководства этой организации! Почему военно-патриотическое воспитание на Кубани координируют люди, реабилитирующие пособников нацистов и гитлеровских коллаборационистов? Почему и зачем они занимают свои посты?

И, конечно, хочется узнать, что же это за «идеология казачества», которую выражал пособник нацистов и власовец В. Науменко? И которая, по всей видимости, близка руководству «Союза казачьей молодежи Кубани»?

Для начала внесем ясность в те страницы биографии атамана В. Науменко, о которых на сайте «Союза казачьей молодежи Кубани» предпочли промолчать.

Итак, Вторую мировую войну Науменко встретил в Сербии, где находились главные учреждения эмигрантского Кубанского казачьего войска. После оккупации Югославии нацисты для борьбы с партизанами и коммунистами создали «Русский охранный корпус», куда пошла на службу и значительная часть казаков.

Об этом, например, в своих воспоминаниях пишет дочь атамана В. Науменко, вдова офицера СС Наталья Назаренко: «Еще в 1941-м году начали образовываться добровольческие части, в которые казаки вступали почти поголовно, желая принять участие в освобождении своей Родины от коммунистов. Об этих объединениях уже очень много написано, как и о тех, которые пришли в Хорватию с востока, для борьбы с коммунистическими партизанами Тито… Связь между новоприбывшими казаками и эмигрантами не прерывалась».

И атаман Кубанского казачьего войска (ККВ) В. Науменко не только об этом хорошо знал, но и активно поддерживал вербовку казаков на службу немцам.

Так, историк И. Ерохин в монографии «Кубанское казачество в эмиграции XX в.» приводит весьма красноречивый текст из приказа В. Науменко по войску, подписанного в начале 1942 года перед очередным наступлением немцев на Восточном фронте: «Мировая военная и политическая обстановка говорит нам о том, что время нашего возвращения домой приближается, что пора нам из бесправных беженцев вновь обратиться в воинов, стряхнуть беженскую пыль и тесно сомкнуть свои казачьи ряды с готовностью».

Чуть позже, 13 мая 1942 года, В. Науменко учредил в эмигрантском Кубанском войске финансово-экономический отдел, который, как утверждает Ерохин, должен был заниматься вопросами будущего устройства жизни казаков на «освобожденных» нацистами территориях СССР.

При этом глава зарубежного ККВ, разумеется, имел тесные рабочие контакты с немецким военным командованием.

Как пишет сам атаман в своих воспоминаниях от 23 июля 1943 года, то есть еще до официального поступления на службу к нацистам, он лично докладывал о службе казаков в «Русском охранном корпусе» представителю немецкого министерства оккупированных восточных территорий доктору Гимпелю.

Историки обращают внимание на то, что в декабре 1942 года Н. Гимпель был одним из главных разработчиков и начальником проекта «Казачьего управления Дона, Кубани и Терека» на оккупированной советской территории. Он начинал работать с лидером донского зарубежного казачества генералом П. Красновым, который в январе 1943 года обратился к казакам с призывом «поддержать А. Гитлера» и был сторонником идеи «казачьего государства под покровительством Германии».

В дальнейшем доктор Гимпель курировал и деятельность созданного нацистами в 1944 году Главного управления казачьих войск (ГУКВ).

В январе 1944 года атаману В. Науменко предложили войти в ГУКВ.

Об этом он сам рассказывает в своих воспоминаниях: «…Доктор Гимпель приезжал в Белград с полковником С. Н. Красновым 26 января 1944 года и на этот раз сообщил мне о предполагаемом формировании Главного Управления Казачьих Войск с возглавлением его генералом П. Н. Красновым и о его намерении пригласить меня войти в состав ГУКВ. Познакомившись с положением этого вопроса, я дал согласие».

В состав ГУКВ вошел и другой коллаборационист — атаман А.Шкуро, казненный после войны, как и П. Краснов, по приговору советского трибунала. Он возглавлял отдел резерва казачьих войск.

Кубанский войсковой атаман в Зарубежье В. Науменко, вошедший в руководящий состав ГУКВ, так определял одну из первых главных задач этой структуры: «Сбор и организация казаков, отошедших с германскими войсками, находящихся в тылу Восточного фронта и в разных государствах Европы».

В конце мая 1944 года Науменко отправился в командировку на оккупированную немцами территорию Белоруссии, где нацисты планировали разместить казаков-коллаборационистов из «Казачьего стана». Тогда этим планам не суждено было реализоваться из-за отступления немецких войск.

Но обратим внимание на то, что казачьи части данной военной структуры, объединявшие в составе вермахта несколько десятков тысяч казаков, не только выполняли полицейские и карательные функции на оккупированных фашистами территориях, но и принимали участие в боевых действиях против частей Советской Армии, англо-американских войск, партизанских отрядов в Югославии и Италии.

В июле 1944-го В. Науменко опубликовал обращение к казакам с призывом к единству во имя создания казачьих государств на территории СССР под протекторатом нацистской Германии.

Историк И. Ерохин опубликовал цитату из этого документа: «Теперь, во время страшной опасности, грозящей человечеству и, прежде всего нам, казакам, нашим стремлением должно быть построение единого казачьего фронта… Только традиционная казачья государственность на наших исторических землях, под защитой Германии, обеспечит нам право на свободное развитие и даст возможность вновь стать на исторический путь казачьей жизни… Мы заявляем, что единственным путем нашим должен быть путь казачий. Поэтому я теперь требую от всех кубанцев забыть прошлые недоразумения…»

Обратим внимание на то, что здесь атаман Науменко, так же как и другой коллаборационист П. Краснов, фактически призывает к созданию казачьего государства на территории СССР под контролем немцев, то есть поддерживает оккупацию и расчленение нашей страны.

Во время службы в ГУКВ В.Науменко неоднократно посещал с инспекциями 1-ю казачью кавалерийскую дивизию (впоследствии — 15-й казачий кавалерийский корпус СС), а также другие казачьи части, воевавшие на стороне германских войск против Советской Армии и ее союзников в Восточной Европе. В Сети опубликовано видео из немецкой военной кинохроники, на котором В. Науменко прибывает в германскую военную часть и вскидывает руку в нацистском приветствии. Напомним, что дочь атамана вышла замуж за офицера СС из 15-го казачьего кавалерийского корпуса.

В конце войны между главой ГУКВ П. Красновым и новым лидером коллаборационистских формирований генералом А. Власовым возникла борьба за власть. Власов стремился объединить всех коллаборационистов под своим началом, однако Краснов хотел сохранить автономное положение коллаборационистской части казачества и свою власть над ним. Атаман В. Науменко, имевший разногласия с П. Красновым по ряду вопросов, встал на сторону генерала-изменника А. Власова. И 8 февраля 1945 года Кубанский войсковой атаман в Зарубежье ушел в отставку со своего высокого поста в ГУКВ, переведя подчиненные ему структуры под контроль организации генерала А. Власова.

Напомним, что в феврале 1945 года при штабе вооруженных сил Комитета освобождения народов России (КОНР, возглавляемого А. Власовым и осуществлявшего политическое руководство вооруженными формированиями коллаборационистов) было создано Управление казачьих войск, независимое от ГУКВ П. Краснова.

Свои действия Науменко объяснял тем, что Власов и его сторонники являются «единственной реальной силой». Но и этот политический проект Науменко также ничем не увенчался.

В 1945 году англичане выдали Советскому Союзу взятых в плен в Лиенце и Юденбурге казаков-коллаборационистов, служивших в немецкой полиции, вермахте и СС. Часть из них понесла заслуженное наказание.

Атаман В. Науменко, попав, как было сказано выше, под покровительство американцев и избежав такого наказания, в дальнейшем до конца жизни боролся за увековечивание памяти казаков-коллаборационистов, осуждая английское правительство.

Факты из биографии атамана В.Науменко, которые нужно уметь анализировать

Утверждается, что в 1953 году В. Науменко вдруг «прозрел» и публично признал, что нацистская Германия не несла освобождения русскому народу: «Теперь мы знаем, что немцы шли на восток не для свержения власти большевиков, а для порабощения русского народа». В свое оправдание Науменко заявил, что он и другие казачьи лидеры были слишком «наивными» и верили немцам. Также он вновь стал «единонеделимцем», провозглашая единство русского народа и казаков.

Обратим внимание на то, что такое «прозрение» почему-то наступило после смерти И. Сталина, породившей у части русской эмиграции надежду на некую легкую «либерализацию общественно-политической жизни в СССР».

Но относительно «наивности» людей, прошедших две мировые войны, а также искренности их запоздалого «раскаяния» хотелось бы привести комментарий первого атамана возрожденного Кубанского казачьего войска (в 1990–2008 гг.) Владимира Громова, опубликованный историком Константином Скибой в историческом интернет-журнале «Вдоль по линии Кавказа».

Комментарий касается атаманов Науменко и Шкуро: «И тот, и другой проявили себя патриотами в Первой мировой, в Гражданской воевали против советской власти… А потом была Великая Отечественная, и оба вошли в главное управление казачьих войск при немецком командовании, а переход на сторону врага никому, особенно офицерам, не делает чести. Только в 1953 году Науменко публично признал, мол, какими мы были наивными, когда поверили, что немцы несут свободу нашему народу. Но моя бабушка, раскулаченная, неграмотная, в начале войны собрала шестерых сыновей и сказала: „Власть хоть и безбожная, но идите и воюйте, батька не позорьте“. И троих сыновей не дождалась — простая казачка поняла, что речь шла о Родине, а генералы Шкуро и Науменко не поняли…»

Пожалуй, лучше и не скажешь…

Но остается еще один вопрос.

Когда В. Науменко призывал к расчленению территории СССР ради создания отдельного казачьего государства под протекторатом немцев, он тоже не понимал, чем это обернется для исторической России, для русского народа, в том числе и для казачества? Если же он считал, что правильный путь для казачества — сепаратизм, то почему он вернулся на позиции «единонеделимца»? Когда в итоге он был искренен? Когда призывал к расчленению страны или когда отвергал его?

Можно сказать, что это все риторические вопросы. Но в любом случае, в искренность «раскаяния» атамана верится с трудом. А факт активного сотрудничества Науменко с нацистами налицо.

И все попытки «Союза казачьей молодежи Кубани» и некоторых кубанских историков скрыть эти факты или прикрыться американским судом, который мол не нашел «состава преступления» в действиях атамана Науменко, являются недобросовестной попыткой реабилитировать пособника нацистов.

Никакой патриотизм не возможен без категорий «Родина», а также «верность» и «предательство».

Службу нацистской Германии в годы Великой Отечественной войны, которая угрожала нашей стране и народу полным уничтожением и истребляла миллионы людей в душегубках и газовых камерах, невозможно оправдать никакими личными и политическими заблуждениями. Как невозможно оправдать и призывы к расчленению государства.

Оправдание Науменко «патриотическим» «Союзом казачьей молодежи Кубани» выглядит вопиюще и чудовищно. И все это напоминает события на постсоветской Украине, когда под патриотические лозунги реабилитируют пособников нацистов — бандеровцев. А потом льется кровь, рушится историческая память и государство, которое превращается в марионетку в руках Запада.

Чтобы избежать подобного гибельного для нашей страны сценария будущего, необходимо тем, кто отвечает за патриотическое воспитание молодежи России, размещать на своих ресурсах не лживую пропаганду, а факты и документальные свидетельства, часть которых и приведена в данной статье.