Совместные действия с Китаем — ключ к постсоветской интеграции?

Совместные действия с Китаем — ключ к постсоветской интеграции?

На фоне оглушительного фиаско в Афганистане США и их марионеточные сателлиты продолжают пытаться чинить проблемы Китаю и России, но делают это настолько неуклюже, что лишь способствуют дальнейшему сближению наших стран. Два, точнее, два с половиной события, произошедших в последние дни, привлекают внимание своей важностью с точки зрения большой геополитики. 

Первое — меморандум президента США Джо Байдена по Гонконгу (Специальный автономный район КНР Сянган). Смысл документа — в предоставлении ряду гонконгских оппозиционеров фактического политического убежища в США, облеченном в словесную форму разрешения «продлить пребывание на американской территории». Тема не новая: Белый дом в очередной раз выказал недовольство законом КНР о национальной безопасности в этой автономии, который — это надо четко видеть — оказал существенное благотворное воздействие на обстановку, поспособствовав ее нормализации. 

В соответствии с этим документом, который, напомним, был принят сессией ВСНП в конце июня 2020 года и тесно связан с избирательной реформой в Гонконге, проведенной в соответствии с принципом «мегаполисом управляют патриоты», в регионе создан Комитет национальной безопасности, а также появились представительства силовых структур КНР. Закон вводит серьезные меры ответственности за разжигание розни и призывы к сепаратизму. Вашингтон, который через свою агентуру влияния внес немалый «вклад» в разжигание протестов, координатором которых выступало генконсульство США, считает, что меры, принятые Пекином, нарушают «дух и букву» краеугольного принципа «одна страна — две системы» китайско-британского соглашения 1984 года, в соответствии с которым Гонконг в 1997 году был возвращен КНР из-под более чем векового британского колониального владычества. 

На самом деле ничего подобного: принцип соединения в одной стране социализма и капитализма в автономии не поколеблен; анклав остается рыночной экономикой, обладает высокой степенью автономии, включая собственную денежную единицу — гонконгский доллар, который, кстати, до сих пор эмитируется альянсом британских глобальных банков. Следовательно, Пекин свои обязательства соблюдает неукоснительно. Своими обвинениями же США прикрывают недовольство тем, что закон о нацбезопасности поставил барьер на пути подрывных действий отнюдь не в экономике, а в политике и Вашингтон утратил важный рычаг внутреннего давления на Пекин. Поэтому меморандум Байдена — попытка организовать очередной «наезд» на Китай, развернув новый раунд психологической войны, которую США ведут и вокруг Тайваня, и в Синьцзяне, а также в Тибете.


Россия и Китай


Китай не оставил без ответа провокационные действия американской стороны и сделал ей серьезное представление, обнародованное официальным представителем МИД страны Хуа Чуньин. Было подчеркнуто, что предоставление «убежища» организаторам массовых беспорядков ставит целями поддержку сепаратизма, торможение развития автономии и страны в целом, а также содействие подрывным элементам.

Второе событие — антикитайский демарш Литвы, открывшей в Вильнюсе представительство Тайваня, что грубейшим образом нарушает принцип «одного Китая». По нему страны, имеющие отношения с КНР, обязаны признать Тайвань частью Китая; не допускается установление с островом никаких отдельных политических отношений и тем более их легитимация, чем и является открытие тайваньского представительства. Китай в ответ отозвал из Вильнюса своего посла, а в МИД КНР посоветовали литовскому послу в Пекине также покинуть страну пребывания. 

Помимо внешнеполитического ведомства, жесткую позицию официального Пекина по отношению к литовскому «зигзагу» изложила Канцелярия при Госсовете КНР по делам Тайваня. Причем если МИД адресовал свою позицию Вильнюсу, то представитель правительственного ведомства Ма Сяогуан — уже Тайбэю. В своем послании островным властям он предупредил руководство правящей Демопрогрессивной партии (ДПП) во главе с самопровозглашенным «президентом» Цай Инвэнь, что сговор с внешними силами в попытке добиться «независимости» в обход принципа «одного Китая» дорого обойдется сепаратистам. У Пекина полное не только международно-правовое и моральное, но и политическое право поставить вопрос именно таким образом. ДПП потеряла власть на местном уровне, и в 2020 году сохранила ее на центральном только из-за беспорядков в Гонконге, спекулируя которыми смогла ситуативно запугать часть населения. 

Это говорит о том, что более половины островитян — и это самые скромные оценки — поддерживают противостоящую «демопрогрессистам» «синюю» коалицию вокруг партии Гоминьдан, выступающую за альянс с Пекином. Совсем недавно в Тайбэе разразился крупный скандал, связанный с демаршем против власти ДПП военных, представители которых призвали отстранить ее от власти, поддержав Гоминьдан.


Цай Инвэнь

Абсолютно ясно, что необъяснимый поступок Вильнюса, который «выстрелил себе в ногу», совершен в интересах США, которые в тайваньском вопросе ведут себя крайне двусмысленно. С одной стороны, на словах поддерживают принцип «одного Китая», с другой — систематически его нарушают, укрепляя с островными сепаратистами политические и военные контакты. А также, как видим на примере Литвы, провоцируют своих марионеток на «прощупывание почвы»: в Вашингтоне очень хорошо понимают потенциальные масштабы конфликта с Китаем, если бы подобное проделала американская сторона. Поэтому сами не рискуют, но «пробные шары» чужими руками выкатывают. Не случайно литовскую авантюру пусть осторожно, но поддержали не только в Госдепе, но и в Европейской службе внешних связей. Что ж, пора привыкнуть, что это излюбленная англосаксонская подстрекательская тактика.

Помимо официальных структур, в Китае на вызов из Вильнюса отреагировали и СМИ. В частности, крупнейший ежедневник международных новостей «Хуаньцю шибао» (газета имеет и англоязычное издание, выходящее в Гонконге под названием The Global Times), входящий в холдинг главного органа ЦК КПК «Жэньминь жибао», опубликовал редакционную статью под говорящим заголовком: «Наказав Литву, Китай и Россия откроют много новых возможностей для сотрудничества». Приведем главную часть комментария:

Китай должен решительно противостоять Литве. Если она настаивает на своем, мы должны быть готовы разорвать с ней все дипломатические отношения. Кроме того, Китай должен объединиться с Россией и Белоруссией, двумя странами, граничащими с Литвой, и совместно наказать ее. Китаю и России необходимо объединить усилия для борьбы с этими несколькими прихвостнями Америки, чтобы другим было неповадно. Мы не можем позволять нескольким союзникам США провоцировать нас, две крупнейшие державы в мире, нарушая тем самым нижнюю границу норм международных отношений.

К изложенному в «Хуаньцю шибао» мы еще вернемся, пока же дополним общую картину еще одной показательной публикацией в японской газете «Нихон кэйдзай», посвященной развороту в сторону Китая нынешней Украины. Напомним суть вопроса: однозначная ставка на США сыграла злую шутку с националистическим режимом зиц-президента Владимира Зеленского, который в марте, потакая антикитайским устремлениям сменившейся администрации в Вашингтоне, разорвал сделку по «Мотор Сич», запорожскому заводу, производящему двигатели для военной техники. Идя на открытый конфликт с Пекином, Киев откровенно рассчитывал на преференции со стороны США, но просчитался: Байден не стал тогда встречаться с Зеленским, и японское СМИ особо подчеркивает, что американский президент предпочел ему контакты с российским лидером Владимиром Путиным. И главное: дал «отмашку» на ликвидационный по сути для украинской «незалежности» российско-германский проект «Северный поток — 2». 

Разрываясь между стремлением угодить Штатам и Европе и опасениями по поводу превращения бандеровской Украины в разменную карту торга Вашингтона с Москвой в рамках давно обсуждаемой «большой сделки», украинские власти решились на антиамериканский демарш. Целью которого, однако, аналитики из Страны всходящего Солнца небезосновательно называют троллинг США. А именно: Киев вначале поставил, но затем снял свою подпись под антикитайской прокламацией США по Синьцзяну, после чего подписал уже с Пекином инвестиционное соглашение, способствующее встраиванию Украины в китайскую инфраструктурную инициативу «Пояса и пути». В конце августа Зеленского в Вашингтоне наконец-то примет Байден, и украинский «недолидер» таким вот экстравагантным способом пытается давить на американского визави, по сути шантажируя его «разворотом» в АТР. Однако, во-первых, где Китай, а где Украина. Использование транзитных возможностей Киева, обещанное Зеленскому китайским руководителем Си Цзиньпином, неразрывно связано с Россией, через которую неминуемо пойдет львиная доля такого транзита. Во-вторых, как тонко подмечают японцы, «хитрый ход Зеленского таит в себе опасность».

«Если в момент, когда необходимо укреплять сплоченность с США и Европой против России, возникнут разногласия вокруг Китая, это даст России больше пространства для маневра».

Поясним: играя в эти игры с Байденом, Киев сильно рискует потому, что тому важнее всего подорвать укрепляющийся российско-китайский альянс, и в Белом доме могут в расчете на это не отреагировать на китайские маневры Зеленского, приняв их за антироссийские. А когда в этом просчитаются, что неминуемо, ибо эти игрища — тактика, а российско-китайское сближение — стратегия, выяснится, что Киев уже находится в сильной зависимости от Пекина, с которым Россия по этому вопросу очень быстро договорится.

 Интересы Китая на Украине, как и в Белоруссии, ни в коей мере не противоречат интересам Москвы и, более того, им соответствуют, как показывает «лакмусовая» ситуация, складывающаяся вокруг Литвы. Здесь самое время вернуться к расшифровке упомянутой цитаты из «Хуаньцю шибао». Повторим: «Китаю и России необходимо объединить усилия для борьбы с этими несколькими прихвостнями Америки, чтобы другим было неповадно. Мы не можем позволять нескольким союзникам США провоцировать нас…». «Несколько прихвостней» — это, разумеется, все три республики Прибалтики, а также Украина и Молдавия. Сильно ошибается тот, кто рассчитывает на включение китайской стороной в число «прихвостней» стран Восточной Европы, связанных с КНР форматом «17 + 1», развивающимся вполне динамично. Гарантией эффективности отношений с постсоветскими республиками для Пекина, скорее всего, служит их связь с Россией, в чем легко убедиться по противоположной динамике на белорусском и украинском направлениях: в первом случае прочные связи и предсказуемость контактов с Минском, во втором — неопределенность и шараханья Киева между Западом и Востоком. 

Таким образом, укрепление торгово-экономических связей в рамках важнейшего проекта «Пояса и пути», вдоль его маршрута, уже связанное с Россией перспективами его сопряжения с постсоветской интеграцией в ЕАЭС, для Китая дополнительно обеспечивается нормализацией отношений с Москвой тех субъектов бывшего СССР, что в ЕАЭС не входят. Возможно, именно в этом, а не в «большом размене» с Америкой, на которую никогда нельзя полагаться в вопросах стратегии, ибо «если правила игры перестают устраивать джентльменов, джентльмены меняют правила», состоит настоящая перспектива расширения постсоветской интеграции. Как знать, очень вероятно, что и за рамки ЕАЭС, и в этом новом формате, безусловно включающем политическую составляющую, последний будет лишь одной из форм, обеспечивающей разную скорость интеграционных проектов.


Саммит ШОС. 8—10 июня 2018 года, Тяньцзинь
Саммит ШОС. 8—10 июня 2018 года, Тяньцзинь

И последние два соображения на этот счет. Первое: данная модель постсоветской интеграции через торгово-экономическое и инфраструктурное взаимодействие с Китаем, особенно в условиях прихода к власти в Афганистане талибов (организация, запрещенная в РФ), может пригодиться и в среднеазиатском регионе. У Москвы и Пекина здесь общая заинтересованность в стратегической стабильности граничащих с новым афганским режимом Туркмении, Узбекистана и Таджикистана, а также китайского Синьцзяна. 

Не говоря о том, что эти республики, большей частью входящие в ЕАЭС и ШОС, находятся на упомянутом маршруте «Пояса и пути». И второе: в России со сближением с Китаем связывают выбор исторической перспективы, перед которым все очевиднее становится страна по мере углубления конфронтации с коллективным Западом. Поэтому недалек тот день, когда внешняя политика «разворота на Восток» выйдет из противоречия, связанного с доминированием внутри страны прозападных элит, которые этого восточного тренда не понимают и не приемлют. А потому, окончательно отрываясь от национальной почвы, превращаются в откровенную «пятую колонну» враждебных нашей стране внешних сил.