Штурмовые ночи Спасска. Разгром и эвакуация Земской рати

06.11.2022
Штурмовые ночи Спасска. Разгром и эвакуация Земской рати
Спасск красноармейцы штурмовали два дня. Атаки и контратаки сопровождались массированными артиллерийскими обстрелами, которые перепахивали укрепления белогвардейцев.

Встречный бой


Утром 4 октября 1922 года красные перешли в наступление вдоль железной дороги и после упорного 2-часового боя захватили разъезд Краевский. 5 октября был захвачен Духовский. 6 октября 6-й Хабаровский и Троицкосавский полки начали атаку на ст. Свиягино.

Каппелевцы яростно отбивались. Генерал Молчанов подтянул все резервы, Приволжский и Прикамский полки, юнкеров Корниловского училища. Поволжская группа генерала Молчанова при поддержке двух бронепоездов пошла в контратаку, пытаясь сбить наступательный порыв противника и перехватить инициативу в свои руки. У Свиягино разгорелся жестокий встречный бой. Яростный огневой бой, перерастающий в рукопашные схватки, продолжался до позднего вечера. Белогвардейцы смогли отбить атаки противника, но исчерпали резервы, части понесли большие потери, а новые подкрепления взять было неоткуда. Белым пришлось отступить на исходные позиции.

Командир Приволжской группы, убедившись в том, что противника опрокинуть не удаётся, и опасаясь обхода правого фланга (красные действительно шли в глубокий обход через тайгу), решил отвести войска к Спасскому укрепленному району. Белогвардейцы отходили, прикрываясь огнём бронепоездов, артиллерии и пулемётных команд, разрушая железнодорожные пути. Отход был успешным, т. к. обходящая группа красных не смогла вовремя выйти во фланг и тыл Поволжской группе белых. В результате белые отошли в Спасск спокойно.

Яков Покус, стремясь исправить ошибку, решил с ходу атаковать Спасский укрепрайон. Утром 7 октября был отдан приказ об атаке и захвату Спасска к вечеру. Но войска, утомленные предшествующими боями и маршами, не смогли выполнить этот приказ.

НРА продвинулась на юг почти на 50 км и смогла захватить важный пункт обороны белых – ст. Свиягино. Однако выполнить основную задачу – уничтожить Поволжскую группировку противника, не удалось. Белогвардейцы, хоть и понесли большие потери, ушли и закрепились на новом, хорошо укрепленном рубеже Спасского укрепрайона.



Неудача первого штурма Спасска

Спасский укрепрайон был построен японцами в 1921 году. Находясь в 40-километровом дефиле между о. Ханка и западными отрогами хребта Сихотэ-Алинь, укрепрайон закрывал вход в Южное Приморье. Укрепрайон был рассчитан на гарнизон численностью в одну дивизию и имел семь фортов полевого типа, они были соединены между собой окопами, с блиндажами, защищены проволочными заграждениями в 3–5 рядов и имели возможность поддерживать друг друга огнем. Японцы передали укрепрайон белым со всем оборудованием, в состоянии, пригодном для длительной обороны.

Спасск нельзя было обойти с востока или запада крупными силами. Укрепрайон надо было брать штурмом. Однако белое командование совершило ошибку: не поспешило перебросить на самый опасный участок остальные группы, подкрепив Приволжскую группу оставшимися силами и средствами. Высшее командование надеялось на силу укреплений Спасска. При достаточном гарнизоне Спасский укрепрайон мог держаться дольше, сковывая противника.

Красные продолжали наступление двумя ударными группами. Отряд Вострецова – 5-й Амурский и 4-й Волочаевский стрелковые полки, Троицкосавский кавполк и дивизионная школа младшего комсостава 2-й Приамурской дивизии, должен был из района Славянки атаковать на южном направлении, нанести удар по форту № 3 и захватить Спасск. Отряд Покуса – 6-й Хабаровский полк, пеший дивизион Отдельной Дальневосточной кавбригады, 2 артиллерийские батареи и бронепоезд, наступал с севера и северо-запада на железнодорожном направлении и должен был взять форт № 1 и северо-западную окраину Спасска. Дальневосточная кавбригада получила задачу прорваться на левом фланге к селению Прохоры в тыл противнику.

Хабаровский полк начал атаку ранним утром 8 октября. После длительного ожесточенного боя красноармейцы к 17 часам смогли ворваться на северо-западную окраину города. Но развить успех и захватить форт № 1 не удалось. Белогвардейцы сильным артиллерийским и пулемётно-ружейным огнем отразили атаки. Ночная атака форта также не принесла успеха. Красноармейцы были вынуждены, чтобы избежать лишних потерь, отойти, сохранив за собой позиции на северо-западе Спасска.

Группа Вострецова действовала хуже. 5-й Амурский полк атаковал в лоб между Хвалынкой и Славянкой, пытаясь пробиться между фортами № 2 и 3. Но красные напоролись на проволочные заграждения и подверглись сильному фланговому обстрелу со стороны форта № 3. Красноармейцы были вынуждены отойти. Атака конницы на левом фланге также была отражена.



Падение укрепрайона

Провал первого штурма показал, что с ходу взять укрепрайон нельзя. Необходимо выявить и подавить огневые позиции противника, пробить бреши в заграждениях. Во второй половине дня сосредоточили артиллерийскую группу (20 орудий) и начали методично бить по форту № 3. После 5-часового артобстрела 5-й Амурский полк снова пошёл в наступление и после упорной схватки в 23 часа захватил укрепление. Остатки белого гарнизона форта № 3 отошли на окраину города и закрепились в военном городке. Ночью белогвардейцы трижды контратаковали, пытаясь отбить форт, но их отбросили.

Ночью красные готовились к продолжению штурма. Группа Покуса по-прежнему была нацелена на форт № 1. Группа Восторецова получила задачу взять военный городок, а кавбригада – обойти противника.

Утром 9 октября после короткой артподготовки красные части снова пошли на штурм. Белые также яростно сражались и отбили атаки по всем направлениям. Красные были вынуждены отойти, и командование снова прибегло к артиллерийскому обстрелу. В течение часа артиллерия била по выявленным огневым точкам противника. Около 10 часов красноармейцы пошли на новый штурм. На левом фланге Троицкосавский кавполк вместе с дивизионной школой смогли ворваться в Дубовскую и выбили оттуда белую конную дружину. Развивая успех, красные кавалеристы и курсанты дошли до деревни Краснокуты и около 14 часов захватили её.

В это же время 6-й Хабаровский полк после жестокого боя смог ворваться в форт № 1 и захватил северную часть города. Красные, развивая наступление, оттеснили белых к цементному заводу на южной окраине города. Части Хабаровского и Амурского полков захватили форт № 2 и ст. Евгеньевку. Главные силы Амурского полка захватили военный городок. Развивая успех, красное командование в середине дня ввело из резерва в бой 4-й Волочаевский полк. Он захватил последнее укрепление белогвардейцев на восточном фасе обороны – форт № 5.

К 14 часов 30 минут белые потеряли пять фортов из семи и, подвергаясь постоянным атакам с севера и востока, были вынуждены оставить Спасск. Форты № 6 и 7 были под угрозой окружения, поэтому их оставили без боя. Белогвардейцы отступали на юг, прикрывшись заслоном в 600 бойцов и бронепоездами. Атаки красной кавалерии были отражены, и белые с большим трудом смогли уйти в направлении ст. Мучная. Партизаны не смогли выполнить задачу по окружению Поволжской группы, т. к. были связаны боями с белоказаками генерала Бородина.

Поволжская группа потеряла в бою за Спасск более 1 тыс. человек, три батареи и бронепоезд. НРА, захватив стратегический узел обороны противника, получила возможность развить наступление в Южном Приморье.


Видный деятель Белого движения в Сибири и на Дальнем Востоке Викторин Михайлович Молчанов (1886–1975)

Поражение основных сил Земской рати

Красная Армия продолжила наступление на двух главных операционных направлениях:

1) вдоль Уссурийской железной дороги;
2) на Гродеково.

Поволжская группа, усиленная частями Сибирской казачьей группы генерала Бородина, отчаянно пыталась остановить противника. 10 октября шёл бой на рубеже Алтыновки – Дмитровки. 11 октября авангард 2-й Приамурской дивизии – 6-й Хабаровский полк, несколько часов вёл тяжёлый бой на линии ст. Мучная – Черниговка. Белогвардейцев удалось отбросить только после подхода основных сил дивизии. 12 октября красные сбили противника с третьей позиции у пос. Халкидон. В ночь на 13 октября Дальневосточная кавбригада, которая наступала на левом фланге 2-й Приамурской дивизии, перешла на гродековское направление и, форсировав р. Лефу, с боем захватила Вадимовку.

Уборевич снова попытался взять основные силы белых в кольцо окружения, уничтожить, не дав уйти за границу. Группа Вострецова снова пошла в обход, вырвалась вперёд и заняла позиции у поселка Монастырище, закрыв белым дорогу на юг.

Белое командование разгадало этот замысел и подготовило контрудар. Из района Шкотово была переброшена Дальневосточная казачья группа генерала Глебова и все резервы из Владивостока. 13 октября белые пошли в наступление в направлении на Монастырище и Халкидон двумя ударными группами. Левая группа в составе 2,3 тыс. штыков и сабель при 28 пулеметах и 5 орудиях наносила главный удар, двигаясь вдоль Уссурийской железной дороги. Правая группа численностью до 1,5 штыков и сабель должна была охватить левый фланг 2-й Приамурской дивизии и двигалась восточнее железной дороги от Ляличи на Монастырище. Ижевцы в кровопролитных атаках смогли сбить заслон красных.

Красное командование немедленно отреагировало на эту операцию противника на никольск-уссурийском направлении. Дальневосточная кавбригада должна была идти от Вадимовки в обход левого крыла противника и ударить по Вознесенскому. 1-я Забайкальская дивизия также была нацелена на Вознесенское. 2-я Приамурская дивизия должна была нанести главный удар по правому крылу Земской рати и обойти противника с востока. Партизаны получили задачу наступать из района Анучино на Ляличи и разрушить железнодорожный мост через р. Лефу в районе Кремово, чтобы отрезать белым пути отхода на юг.

Наступление началось утром 14 октября. Красная конница быстрым ударом освободила Лучки и продолжила наступление на Вознесенское. 1-я Забайкальская стрелковая дивизия также теснила противника. Около 12 часов Вознесенское было занято красными. На левом крыле бой был более ожесточенным. Белые сами атаковали. Но, узнав о падении Вознесенского, отступили к Ляличам и далее. К концу дня красные заняли Ляличи и Кремово.

В ходе упорного боя у Вознесенского и под Монастырищем НРА разгромила главные силы Земской рати. Последняя белая армия была обескровлена и не могла уже оказывать серьёзного сопротивления.


Командующий советскими войсками Сибири Н. Н. Петин (№ 2) и командующий НРА ДРВ И. П. Уборевич (№ 4) во Владивостоке

Завершение операции

Красное командование двинуло Приамурскую дивизию на юг с целью захвата Никольск-Уcсурийска, а Отдельную Дальневосточную кавбригаду и 1-ю Забайкальскую дивизию – в район Галенка – Гродеково. 15 октября советские кавалеристы, пройдя до 30 км, заняли Галенку, перерезав пути отхода Сибирской группу противника. 16 октября 1-я Забайкальская дивизия разбила Сибирскую группу генерала Смолина и заняла Гродеково.

2-я Приамурская дивизия, двигаясь на юг, 15 октября заняла Никольск-Уссурийский. Белые войска у Раздольного разделились на две группы, одна стала отступать к корейской границе (на Посьет), другая – во Владивосток. У Раздольного 2-я Приамурская дивизия была направлена на Посьет, а 1-ю Забайкальскую дивизию из Гродеково направили во Владивосток.

Война была проиграна. Оборонять Владивосток смысла не было. Только погубить остатки белой армии. Тем более что в условиях нехватки кораблей, паники, с идущими по пятам красными, эвакуация могла обернуться катастрофой. Поэтому основные силы от Уссурийска шли на юго-запад, за реку Суйфун (ныне Раздольная) и двигались к Посьету. А оттуда пешим порядком через границу в полосу КВЖД. С фактическим правителем Маньчжурии Чжан Цзолинем имелась соответствующая договоренность.

Сам воевода Земской рати Дитерихс, морально убитый поражением, уходил вместе с армией. Власть во Владивостоке получило «трехдневное правительство» во главе с Сазоновым. Оно уже не играло никакой роли. Остатки власти находились у командующего Сибирской флотилией адмирала Старка, под началом которого были корабли, морские стрелки, Русско-Сербский добровольческий отряд и милиция. Началась подготовка эвакуации. План эвакуации разрабатывался в двух вариантах. По первому, флотилия шла в Посьет, забирала войска и уходила на Сахалин или Камчатку, чтобы создать новый очаг Белого движения в России и продолжать борьбу. По второму – корабли шли в Китай.

В самом Владивостоке до 15 октября было тихо. Известия о тяжелых боях, отступлении Земской рати не смущали горожан. Всё уже было в прошлом: бои, отступление, закрепление на новых рубежах. Как и ранее, была надежда на японскую помощь. Японские войска ещё стояли в городе. Даже когда город узнал о полном поражении Земской рати, уезжали на пароходах, которые шли из Владивостока в иностранные порты, немногие.

Но когда красные заняли Уссурийск, началась паника. Люди пытались купить билеты на пароходы, цены резко пошли вверх, бросились получать визы в иностранных консульствах. 19 октября консульства закрылись, иностранные дипломаты перебрались на свои корабли, которые находились в порту.


Командующий Сибирской флотилией Георгий Карлович Старк (1878–1950)

Эвакуация и освобождение Владивостока

19 октября около 13 часов 1-я Забайкальская дивизия находилась уже в 9 км от Владивостока. Здесь красные столкнулась с японцами, которые выставили заслон. Японское командование стало угрожать, что в случае конфликта между частями НРА и японскими войсками эвакуация будут остановлена. Красное командование отвело войска от города.

В город смогли уйти казаки группы Глебова – уссурийцы, амурцы и забайкальцы. Глебов стал договариваться с японцами о фрахте нескольких судов для эвакуации. Японцы и противники советской власти спешно грузили на корабли ценности, оборудование, уничтожали укрепления, склады с боеприпасами, топили то имущество, которое не могли забрать. Многие горожане решили остаться в городе, когда узнали, что в город войдут регулярные части Красной Армии, а не партизаны (это вело к грабежу и резне).

22 октября правительства РСФСР и ДРВ обратились к Токио с протестом по поводу затягивания эвакуации войск из Владивостока. 23 октября Старк увёл из Владивостока корабли Сибирской флотилии, имея на борту 10 тыс. беженцев. Всего ушло из города 25 кораблей, затем к ним присоединились корабли из Камчатки и Охотского моря, и число вымпелов флотилии возросло до 30. Корабли шли в Посьет. Там находился штаб командующего, а основные части каппелевцев уже ушли дальше, к границе. Они направились в Китай. Дитерихс и Старк окончательно отвергли вариант ухода на север, чтобы продолжать борьбу. Армия была разбита и деморализована, не было снабжения. Решили в Корею, откуда можно было добраться до КВЖД.

Остатки Земской рати ушли в Маньчжурию. Чжан Цзолинь своего обещания поддержать белых не выполнил. Части разоружили и расформировали. Постепенно русские беженцы рассеялись по миру.

В конце ноября 1922 года Сибирская флотилия прибыла в корейский порт Гензан, в то время находившийся под властью японцев. Отсюда шла железная дорога на Сеул, Мукден и Харбин. Поэтому здесь высадилась большая часть беженцев, которая прибыла из Владивостока ранее, на частных пароходах. Но затем маньчжурский правитель, который не желал новой волны русских беженцев, запретил выдавать визы.

Беженцев с Сибирской флотилии вообще не пустили в город. Японцы приняли только раненых, затем позволили жить в таможенных бараках в порту. В декабре флотилия ушла в Шанхай, где высадили оставшихся гражданских лиц. Затем корабли ушли в Манилу, где корабли и имущество продали. Моряки разъехались по свету.

24 октября японцы подписали соглашение об очищении Владивостока и прилегающих территорий не позднее 16 часов 25 октября 1922 года. 25 октября части Красной Армии торжественно вошли во Владивосток.

13 ноября 1922 года Народное собрание ДРВ приняло решение установить на всем русском Дальнем Востоке советскую власть и попросило ВЦИК и съезд Советов присоединить Дальний Восток к Российской Социалистической Федеративной Советской Республике.

16 ноября 1922 года ВЦИК объявил Дальневосточную Республику нераздельной составной частью РСФСР. Тяжелая многолетняя борьба завершилась победой советской власти на Дальнем Востоке.


Памятник «Борцам за власть Советов на Дальнем Востоке»