Северокорейский парадокс – или еще о «базисных технологиях»

Надо сказать, что Северная Корея особой популярностью среди коммунистов не пользуется. И вполне заслуженно – потому, что устройство этой страны оказывается достаточно далеким от представлений о неотчужденном обществе. Скорее КНДР напоминает карикатуру на «социалистический режим» со стороны антисоветчиков – тут и параноидальная закрытость, и очевидный «культ личности» (точнее, трех личностей), и отсутствие демократии вплоть до наследования власти, и массовые парады-демонстрации по любому поводу, и «бряцание оружием», ну и т.п. вещи, которые так любили приписывать СССР его враги. В общем, «развесистая клюква», воплощенная в жизнь.

Разумеется, это не значит, что коммунисты относятся к данной стране отрицательно: конечно же, сам факт противостояния небольшого народа американскому империализму – а в том, что именно это происходит в Северной Корее у коммунистов не вызывает сомнений – внушает уважение. Однако не более того…

Но оправдано ли подобное отношение? Наверное, еще лет десять-пятнадцать назад я твердо сказал бы, что да! В том смысле, что этот специфический национально-ориентированный режим со своими «идеями чучхе» казался тогда лишь забавным осколком прошлого, нелепым артефактом, возникшем из-за противостояния двух сверхдержав, именно поэтому обреченным на исчезновение в ближайшем будущем. (Поскольку одной сверхдержавы давно уже не было, а другая если в чем и была заинтересовано, так именно в этом уничтожении.) Вопрос был только в том, когда и как это произойдет? В смысле, что случится раньше: окружение сместит/убьет ненавистного Кима и объявит переход к демократии и рынку? Или же рухнет вся северокорейская экономика, и толпы беженцев ринутся то ли в благословенный южнокорейский Рай Самсунга и Дэу, то ли в менее благословенный, но все же, рыночный и относительно свободный мир КНР.

Причем, считалось, что именно последняя опасность – то есть, нашествие корейских оборванцев в сытые (ЮК) или относительно сытые (КНР) страны – и обеспечивает, собственно, независимость КНДР. (В том смысле, что проще дать ей еду, нежели потом бороться с проблемами, вызванными беженцами.)

* * *

Разумеется, тут не надо говорить, что в действительности данные представления являли собой классическое попадание пальцем в небо. В том смысле, что в действительности Ким Чен Ир благополучно просидел на своем «троне» до своего естественного конца, перед которым спокойно передал власть Ким Чен Ыну. А последний смог без особых проблем «воцариться» в стране, не вызвав военного переворота или еще какого-то заговора. (А ведь, казалось бы, фактически мальчишка – Ким Чен Ын 1983 г.р.- стал руководителем государства, где есть множество генералов и прочих сановников, намного более авторитетных.) Ну, а самое главное – новый Ким не вступил на путь «демократизации и реформ», как это ожидалось от него. А главное – не начал политику «открытости всеми миру», сиречь, слива государства в руки иностранных финансистов.

Кстати, данный момент является крайне важным. Ведь как считалось в начале прихода нового «лидера»: молодой человек, получивший «европейское образование», и вообще, долгое время проживший на Западе, привыкший к роскошной и свободной жизни, неизбежно начнет вводить что-то подобное «дома». Тем более, что в противостоянии со «старым аппаратом» ему будет крайне выгодно опора на курс, прямо противоположный тому, что был ранее. Более того – возможность получения «иностранной помощи», прямо вытекающая из «нового курса», позволит ему существенно укрепить свою власть. Иначе говоря, на кредиты МВФ и иных подобных организаций Ким Чен Ын может «вырастить» параллельную элиту  – как это уже случилось в Восточно-Европейских государствах. Ну, а далее все пойдет по плану: Ким и его «нукеры» переселятся во дворцы (возможно – в Европе), экономика будет уничтожена –была, впрочем, надежда, что ее за бесценок купит Южная Корея – ну, а народ будет жить на южнокорейские подачки, что всяко лучше «коммунистического голода».

В действительности же «молодой плейбой» повел себя полностью противоположным образом. В том смысле, что он не только не сдал свою страну разного рода МВФам, но напротив, продолжил политику своего отца. В частности, приступил к широкой разработке ракетной техники – вплоть до космических ракет. (Т.е., до баллистических межконтинентальных.) А так же – форсировал атомную программу, добившись к 2017 году создания полноценной ядерной боеголовки. Таким образом, именно при Ким Чен Ыне Северная Корея стала государством, имеющим полный спектр ракетно-ядерного оружия с упором на ракеты средней дальности, способные уничтожить все американские военные базы в Юго-Восточной Азии. Подобное поведение находящейся под санкциями небольшой страны, само по себе, выглядит аномалией.

Однако еще большей аномалией, ИМХО, выступает то, что северокорейская экономика, судя по всему, так же не собралась загибаться от подобного поведения. («Под тяжестью военной программы» - как это любят говорить в «цивилизованном мире».) Даже при учете того, что санкции Запада против Северной Кореи оказались крайне жесткими – самыми жесткими за всю ее историю. Тем не менее, в стране открываются новые заводы, строятся целые города и поселки, население получает комфортабельные квартиры, вопрос о голоде, стоящий еще в начале 2000 годов даже не поднимается. И вообще, все начали «более лучше одеваться», питаться и пользоваться современным оборудованием, вплоть до смартфонов. Так что единственной разницей в современной КНДР и тем же Китаем сегодня оказывается малое использование автомобилей. И то, судя по всему, исключительно из-за проблем с нефтью: собственная добыча страны небольшая, а закупка за рубежом исключена из-за санкций. (Тем не менее, собственная автомобильная промышленность тут имеется: каждый год собирается десяток тысяч машин. Был бы бензин – собирали бы в несколько раз больше.)

* * *

Подобное положение страны выглядит парадоксальным с традиционной точки зрения: ведь известно, что эффективная работа промышленности на столь малых масштабах невозможна. (Население КНДР – 25 млн. человек. Меньше, чем на Украине и сравнимо с Казахстаном.) Именно поэтому все страны «Третьего мира» вынуждены существовать в виде «сырьевых придатков» Запада, имея у себя, в лучшем случае, только сборку. А тут – собственное производство ракет, автомобилей, станков, смартфонов и даже электровозов! Казалось бы, данная страна полностью разрушает все привычные представления об экономике.

Хотя, почему «казалось бы»? Именно разрушает. Поскольку, ИМХО, северокорейское производство действительно являет собой «производство нового типа». Причем, того самого, «коммунистического», о котором уже говорилось в прошлых постах. Да, именно так: под маской монархической диктатуры Кимов на самом деле скрывается общество, судя по всему, довольно сильно отличающееся от привычного для нас индустриала. В том смысле, что оно, во-первых, отличается крайне высоким вниманием к образованию и науке – вниманию, немыслимому в условиях маленькой авторитарной диктатуры в принципе. Ну, а во-вторых – судя по всему, основано на широком использовании гибких технологий производства. (Поскольку иной тип в условиях ограниченного рынка и дефицита ресурсов просто невозможен.) Об этом, кстати, был понятно еще лет десять назад – когда КНДР начала продавать не просто станки, но станки с ЧПУ и даже обрабатывающие центры! И РФ у нее это покупала! (Разумеется, сейчас станки не продаются из-за санкций, но смысл подобный момент не меняет.)

То есть, судя по всему, Северная Корея сумела создать у себя сектор слабоотчужденного гибкого производства – тут самую «базовую технологию №1 коммунистического общества», которая в прошлых постах связывалась с вычислительной техникой. Что – еще раз напомню – позволило маленькой стране обрести свою экономическую самостоятельность, и одновременно – военное превосходство. (Ракеты с ядерными боеголовками есть единственная защита от империалистических хищников.) И да: есть надежда, что данная страна имеет доступ и к «базовой технологии №2» - сиречь, к ядерной энергетике. Разумеется, вопрос о строительстве АЭС в КНДР оказывается крайне сложным – в том смысле, что реакторы небольшой мощности тут имеются. (Созданы с помощью советских специалистов.) Но, судя по всему, все силы, имеющие отношение к атомной техники тут собраны для разработки ядерного оружия, как жизненной необходимости. (Ирак, Ливия, Афганистан или Сирия эту необходимость прекрасно подтверждают.) Поэтому полноценной АЭС в Северной Корее нет.

* * *

Но понятно, что при изменении условий – скажем, снижения уровня американского давления из-за потери США гегемонии – данные силы (прежде всего, специалисты) могут быть переброшены на «гражданский сектор». То же самое можно сказать и про «ракетчиков». В том смысле, что у КНДР есть все возможности овладения «коммунистической технологией №3» - т.е., космическими полетами. Да, собственно, она уже ими владеет: запуск первого северокорейского спутника произошел еще в 2012 году. Таким образом, можно сказать, что эта самая страна смогла взять три из четырех барьеров, преграждающих ей путь в стабильное постиндустриальное существование. Разумеется, с четвертой технологией – т.е., генной инженерией – там есть некоторые проблемы, связанные с формированием научной школы в данной области. (Напомню, что до 1946 года корейская наука отсутствовала как факт – т.е., с ней было еще хуже, чем с наукой китайской. Хотя, казалось бы, как может быть хуже…)

Тем не менее, определенный задел есть и тут: скажем, собственная вакцина против COVID-19 в КНДР была разработана еще летом! То есть, как минимум, с вирусами работать там умеют. Кроме того, новости из Северной Кореи показывают, что в данной стране делают большую ставку на интенсивные и необычные формы производства продуктов питания – скажем, есть значительные элементы аквакультуры или гидропоники. Подобная гибкость позволяет надеяться на то, что со временем там может появиться полноценное промышленное производство продуктов питания, позволяющая работать гораздо более эффективно, нежели привычное сельское хозяйство. Что окончательно закроет и угрозу голода в стране, и вопрос о закупках за рубежом. (Если прибавить сюда ядерную энергетику, то можно возникнуть возможность осуществления полноценной автаркии, полностью обнуляющей опасность пресловутых санкций.) Более того, на фоне известного торможения генетических исследований со стороны «международного сообщества», КНДР может, вообще, стать одним из лидеров в плане подобных работ.

В любом случае сейчас понятно, что под привычной «личиной» кимовской диктатуры в данном случае может зарождаться совершенно иное общество. Общество, отличающееся и от общества «доперестроечной КНДР» - которое напоминало копию СССР периода застоя – и от привычных нам «диктатур Третьего мира» (включая ту, что построено в РФ), и от западных «рыночных демократических государств». Разумеется, назвать «коммунизмом» пока это общество невозможно: слишком велико давление Инферно со стороны «цивилизованного мира», что заставляет Корею сохранять глубоко архаичные элементы. (Вроде личной власти Ким Чен Ына, высокой милитаризации или наличия значительного административного аппарата – о репрессивном аппарате, кстати, вопрос очень спорный.) Но вот в условиях, при которых это самое давление («Тень Империализма») может упасть, развитие северокорейского общества может пойти самым неожиданным образом.

* * *

Впрочем, об этом – о том, как может пасть «Тень империализма», и что отсюда последует – стоит говорить уже отдельно. Тут же, завершая вышесказанное, можно только еще раз отметить то, каким же катастрофически неверным и абсолютно ошибочными выступают «обыденные представления» нашего общества. Хотя нет, вряд ли его можно называть «нашим»…