Про космос и Россию

13.04.2022
Про космос и Россию
Наверное, каждый уже много раз встречал идею о том, что человеку в космосе делать нечего. Дескать, нет там ничего ценного: ни пригодной для жизни планеты (в обозримой перспективе), ни каких-то особо ценных ресурсов – точнее, ресурсы то есть, но вот перевозка их обойдется дороже стоимости. А значит, максимум, что можно делать – это исследовать окружающее пространство автоматическими аппаратами. (И то – не сказать, чтобы это было достойным занятием. Поскольку гораздо лучше раздать затраченные на запуски деньги пенсионерам.)

Пилотируемой же космонавтике следует выдать один диагноз: непригодна. В том смысле, что надо сворачивать всю эту авантюру, и чем быстрее – тем лучше. Наверное, не надо говорить, что подобная мысль была очень популярна в конце 1980-1990 годы – когда освоение космоса было отнесено к очередным «бредовым проектам» «ужасного совка». (Правда, как быть с США – тогда не знали, и изначально просто игнорировали этот аспект. К концу же 1990 «подъехала» известная концепция «американцы на Луну не летали», и стало еще проще.)

Но реально ли это? В смысле – действительно ли человеку нет места в Космосе, и лучше всего ему просто забить на данную идею и остаться на Земле? Как не удивительно, но ответ на этот вопрос может быть и положительный, и отрицательный. Положительный потому, что представитель homo sapiens реально совершенно не приспособлен к жизни в космическом пространстве, эта задача требует множества действительно больших затрат – и еще не известно, что получится. Отрицательный же – потому, что этот самый «сапиенс» в действительности и на Земле не сказать, чтобы везде может выжить. А точнее – мало где сможет это сделать, поскольку единственная «естественная среда обитания» человека находится на границе влажных тропических лесов и саванны в Африке.

Все! Больше для человека на планете места нет! Имеется в виду – для «природного человека», опирающегося исключительно на способности своего организма. Во всех остальных местах ему требуются достаточно сложные и не очевидные «приспособления» для жизни в виде одежды, жилища – часто отапливаемого – а главное, механизмов обеспечения калорийным питанием. (Проще говоря, сельского хозяйства.) То есть – полностью искусственная среда, техносфера. И наша «человеческая цивилизация», сама по себе, в своем классическом, историческом смысле как раз и может рассматриваться, как эта самая «техносфера» прежде всего.

То есть, даже жизнь в каком-нибудь «геоклиматическом раю» - вроде Средиземноморского побережья – это, по сути, очень сложный процесс, требующий немало трудовых усилий, в том числе и очень не очевидных. А проживание на территории нашей страны – России – вообще можно сравнить с жизнью на поверхности Марса. Ну да: герметически (относительно) закрытые жилища, обязательные «скафандры» из ткани, кожи и меха, призванные сберечь драгоценное тепло. А так же очень сложные методы хозяйствования с разнообразными приемами обеспечения сохранности продуктов в «несезон». На этом фоне может возникнуть вопрос, схожий с приведенным в начале поста вопросом? А именно: зачем? Зачем надо было бежать из африканского Рая – или, хотя бы, из ближневосточного Эдема Плодородного Полумесяца – в подобные места. (Ну да: лежали бы сейчас под пальмами на пляже, и срывали бы бананы по мере необходимости.)

И уж конечно: зачем надо было вообще забираться в Россию с ее медведями и полугодовой зимой? Зачем надо было ехать осваивать Сибирь и Дальний Восток, зачем надо было разведывать запасы нефти и газа, угля и металлов… Впрочем, это уже из другой «оперы», но сути данный момент не меняет. В смысле – не отменяет того, что даже «дома», на своей родной Земле человек живет в условиях, очень далеких от благоприятных. И происходит это потому, что только так люди могут избавиться от необходимости убивать себе подобных в страшной борьбе за имеющиеся ресурсы. Да, именно так: как бы не богат и благоприятен был бы тот «край», в котором пришлось проживать человеку, людей в нем будет все равно больше, чем нужно. Это – биология. Это – железный закон Мироздания, именуемый «экологическим равновесием», которое может быть только динамическим, реализуемым через смерть большей части неприспособленных особей. (Тех, у кого слабее клыки, когти и рога.)

Но человек – в отличие от животных – умирать не хочет. Поэтому часть людей из тех, у кого оказались более слабые «клыки, когти и рога», выбирали уход из указанных благоприятных ниш в соседние неблагоприятные. И приспособления их – этих ниш – под свою жизнь. Так человек ушел из влажных лесов в саванным, из саванн – в другие ценозы, в степи, в полупустыни, в холодные леса Севера, создавая ради этого свою, особую культуру. Придумывая методы хозяйствования, которые бы годились для жизни там, где нет других людей. (Пока еще.) И тем самым «разряжая» то колоссальное Инферно – те страдания – которое всегда возникает в самых благоприятных нишах со временем.

Надо ли говорить, что Россия – это «верх» подобного пути. В том смысле, что русские забрались очень и очень далеко от «благих мест», предпочитая строительство войне за ресурсы. То, почему это произошло – разумеется, отдельный и очень большой вопрос, о котором говорить надо отдельно. Пока же стоит только уяснить, что для нас, обитателей холодной северной страны, естественным и изначальным является именно указанный путь. Путь переустройства мира под свои нужды вместо пути «вырывания» нужных ресурсов у других. Именно поэтому русские первопроходцы уходили на Север и в Сибирь – а не лезли в густонаселенные западные и южные земли. То же самое случилось и в более поздний период, когда лишенная минерального топлива страна – напомню, что единственными нефтяными приисками до самой Второй Мировой войны у России были прииски Баку, а уголь добывался только на Донбассе – предпочла искать их у себя «в неудобьях». А не переться на тот же Ближний Восток для добычи военным путем. (Хотя возможность получить контроль над тем же Ираном у СССР был.)

В этом смысле космические полеты стали для нас естественным развитием данного движения – движения, направленного на освоение неудобья вместо траты сил для того, чтобы «забрать принадлежащее нам по праву». (Как, например, США сделали с нефтью Персидского залива.) В результате чего те же базы на Луне, города на Марсе или заводы в Поясе Астероидов выглядели не слишком невозможными: ну, в самом деле, есть же у нас город Норильск за Полярным Кругом – в котором средняя температура составляет -10 градусов Цельсия, а абсолютный минимум - -60 градусов Цельсия. Или город Магадан – впрочем, он потеплее: «среднее» в нем всего – 2,7 градусов. Для сравнения: в Анкоридже, столице Аляски средняя температура составляет +3 градуса Цельсия, а абсолютный минимум - -37 градусов Цельсия. Ну да: у нас такой холод и в Москву, бывает, заглядывает.

На Марсе, кстати, средняя температура составляет -63 градуса Цельсия. Немного ниже, нежели минимум в Норильске. Но не критично. Понятно, конечно, что в реальности все много сложнее, и что жить в условиях планеты с разреженной атмосферой не так-то просто – но, в общем-то, смысл данного сравнения понятен: для народа, который выбирает стратегию выживания в сложных природных условиях, а не стратегию борьбы за существование в переполненном «человейнике», космическая экспансия выглядит совершенно естественно. И поэтому начавшееся в 1957 году, а затем продолжавшееся в 1961 «движение в пространство» не вызвало у нас никакой отрицательной реакции – точнее наоборот.

А вот в Штатах те же космические достижения создали значительную оппозицию, выразившуюся в популярной там идее «лунного заговора». То есть, представления о том, что никто никуда не летал, все было снято в павильонах. (Да, это чистая американская идея, отечественные фрики – вроде Мухина – в реальности переняли ее из США. И да: только отрицанием лунных полетов она не ограничивается – очень много людей не верят даже в саму возможность выхода на орбиту. И даже в существование самой орбиты не верят: «теория плоской Земли» в Америке – это реально популярная идея.)

Впрочем, об этом надо говорить уже отдельно. Тут же можно только сказать, что сама постановка вопроса: «зачем?» по отношению к космической экспансии если о чем и говорит, так это о том, что сама основа «русского миропонимания» в настоящее время является нарушенной. Впрочем, это не только к Космосу относится – скажем, еще совсем недавно было принято спрашивать: зачем нам тот или иной регион? Скажем, Сибирь, Чукотка, Курильские острова, Кавказ и т.д. (А так же зачем нам нефть, газ, уголь, металлы, заводы и электростанции.) Наверное, не надо говорить о том, что это для России признак очень серьезного кризиса – но не более того.