Про автомобили и правое мышление - anlazz ЖЖ

Про автомобили и правое мышление - anlazz ЖЖ
Приведу два интересных момента, прекрасно показывающих особенность правого мышления.

Момент первый: Фритцморген пишет о том, что советские автомобили в 1988 году назвали «худшими по качеству» в Западной Германии. Что было проиллюстрировано им соответствующим сканом из «Литературной газеты». (На самом деле Фритц только опубликовал текст, написанный еще более оголтелым праваком – но сути это не меняет.)

Момент второй: автомобили «Лада» в первом полугодии 2021 года стали главным аутсайдером на европейском рынке. Их было продано на 35% меньше, нежели в первое полугодие 2020 года. А именно – 741 машин против 1147 машин в прошлом году. (Счет идет почти на штуки!) Замечу – речь в данном случае идет о всей Европе, включая разнообразные Болгарии и Греции. Поскольку о Германии в подобном контексте говорить уже не получится: там за указанный период было продано не одного (0 штук) российских автомобилей.

В то время, как в «ужасном» 1987 году (про 1988 информации не нашел) германский рынок принял себе … почти 12 тысяч «Жигулей» и «Москвичей». Точнее сказать – рынок западногерманский, тот самый, об отсутствии на котором по причине низкого качества так страдают «литераторы». (Восточная Германия считалась отдельно.) Впрочем, ФРГ в данном плане была, действительно, не слишком «удачная страна», поскольку в ту же Францию в 1987 было поставлено более 37 тысяч советских автомобилей. В Великобританию – 28 тысяч. (Да, делали «праворульные Лады», они потом еще лет двадцать встречались после реэкспорта!) В Финляндию – 16 тысяч, в Данию – 5 тысяч, ну и т.д., и т.п.

Забавно – но тогда в Афганистан (!) было поставлено больше легковых (именно легковых) машин, нежели в прошлом (относительно удачном!) году Россия продала во всю Европу. (Интересно, сейчас продаются ли в Афганистане машины вообще?) А всего за рубеж СССР 1987 года экспортировал более 338 тысяч «легковушек». Ну, и еще 44 тысяч грузовиков (включая специализированные) и 2,7 тысяч автобусов в придачу. (Можно, конечно, сказать, что это сюда вошли не только российские производители. Но подобное замечание верно только по грузовикам: последние кроме РСФСР делались еще активно в Белорусской ССР. Легковые же выпускались, в основном, на территории РСФСР - доля украинского ЗАЗа в продажах за границей была невелика.)

То есть, «плохие по качеству» - а это мнение не только Фритцморгена, но и подавляющего числа позднесоветских и постсоветских людей - советские автомобили прекрасно продавались на внешнем рынке. (В том числе, и в таких странах, как Франция, Германия или Великобритания.) А вот хорошие – по мнению того же Фритца, который как-то хвалил «Весту» и вообще, писал о значительном росте качества производства под «эгидой» Рено-Ниссана – российские машины продаются крайне неохотно. Несмотря на все «возросшее качество». Впрочем, их и в России не очень хорошо берут: скажем, в том же 2020 производители вынуждены были производить их меньше, чем год назад, на 5%. (Речь идет «Лада», другие «местные бренды» просели еще больше – скажем, ГАЗ аж на 20%, а УАЗ – на 6%.)

И да: забавно, но сейчас тот же АвтоВАЗ производит машин всего на треть больше, нежели в советское время продавал за рубеж: в 2020 году им было произведено 343 тысячи автомобилей, в то время, как в 1987 году он отправил на экспорт порядка 220 тысяч машин. Всего же этим заводом тогда выпускалось 750 тысяч автомобилей в год – и данное количество имело почти не линейную тенденцию к увеличению. (Во второй половине 1980 произошла радикальная смена модельного ряда, что снизило прирост производства. Однако к началу следующего десятилетия планировалось возобновление этого прироста.) Сейчас же о подобном нельзя даже мечтать: даже текущие триста с небольшим тысяч АвтоВАЗа не являются окончательным вариантом падения.

Поскольку очень скоро и этого, судя по всему, не будет. Дело в том, что АвтоВАЗ давно уже не АвтоВАЗ, а одно из подразделений международного альянса Рено-Ниссан. Который уже объявил, что с 2025 года прекращает поддержку «отечественных платформ», переходя целиком на «единую платформу» CMF-B . Это означает, что с рынка исчезнут наиболее популярные до сих пор вазовские модели «Лада Гранта» (126 тыс. шт. в 2020 году), а так же «Лада Веста» (106 тыс. шт. в 2020 году). Вместо этого будут выпускаться бесконечные клоны «Рено Логана», которых и без того более чем достаточно на рынке. Поэтому особой перспективы у тольяттинского завода нет: в лучшем случае, он станет одной из бесконечных сборочных площадок международной корпорации. В результате чего наиболее высококвалифицированные и имеющие высокий уровень прибавочной стоимости операции будут утрачены. (Но статистика продолжит упоминать производимые тут автомобили в качестве «российских».)

Кстати, Ниссану в данном случае должно быть еще обиднее: из одного из лучших мировых автопроизводителей он давно уже превращается – а точнее, уже превратился – в «выпускателя» очередных унылых вариаций «реношного типа». Но это их, японцев проблемы – и нас не они не касаются. Поскольку в данном случае для нас важно одно: то, что российское автомобилестроение совершенно очевидно находится в очень жестком кризисе – кризисе, который имеет все возможности перейти в катастрофу. Однако при этом правые оказываются более довольными этой ситуацией по сравнению с тем, что было в советское время: ведь тогда советские автомобили были «низкого качества» и «устаревшими». (Хотя их активно покупали.) А текущие российские автомобили находятся на уровне с «европейскими разработками» и даже берут какие-то «звезды» в разнообразных тестах.

Правда, при этом они не только потеряли почти весь зарубежный рынок – то, что сейчас осталось, это на 80% «государства СНГ», которые в советское время были «внутри» страны – но и оставили значительную часть рынка внутреннего. Уступив разнообразным Рено и Киа. Которые – кстати – мало чем отличаются от современных «Вест» и «Грант» по параметрам. (В том числе качеству и комфорту.) А порой – как тот же «Логан» - оказываются и хуже, но при этом имеют мощную «поддержку» со стороны производителя. (Еще раз: для того же Рено-Ниссана именно «Логан», а не «Гранта» имеет приоритет по понятным причинам.)

В общем, можно сказать, что неадекватность правого мышления тут проявляется крайне очевидно: современные российские автопроизводители с каждым годом живут все хуже и хуже, машин выпускают все меньше и меньше – а порой вообще ничего не выпускают, как тот же АЗЛК, ИЖ или ГАЗ (легковые машины). Но при этом плохими – с точки зрения правых – оказываются советские заводы. Которых ругали в разнообразных обзорах – отчего позднесоветским людям становилось стыдно. (В особенности писателям и актерам – эти вообще стыдились всего, и продолжают, кстати, делать подобную вещь даже сейчас.) И для них лучше не выпускать и не продавать вообще ничего – чем получать «нехвалебные» отзывы.

То есть – как уже не раз говорилось – правые, прежде всего, отличаются от левых чудовищной иррациональностью. Действующей даже тогда, когда речь идет о, казалось бы, очевидной выгоде в рамках собственных представлений правых. (Именно поэтому я считаю определяющей особенностью правого мышления именно иррациональность – даже «закапиталистичность» тут вторична.) Ну да: казалось бы, с т.з. капиталиста продавать автомобили – хорошо, не продавать, терять рынок – плохо. Поэтому тот же капиталистический Китай не стесняется известной «репутации» своей продукции – и методично отхватывает одну отрасль за другой. И скажем, китайские автопроизводители являются единственными, продажи которых растут в последние два года. Хотя начинали они с такого – мягко сказать – дерьма с такой отвратительной репутацией, что, казалось бы… (Разумеется, это относится не только к автомобилям, но и ко всему остальному.).

Но нет, наши правые – включая и тех, кто у власти – продолжают быть убежденными в том, что «главное быть признанными Европой» (и США), а все остальное вторично. То есть, следуют представлениям, сложившимся еще в конце 1980 годов – несмотря на то, что последние давно уже не являются адекватными. (Credo quia absurdum!) Ну, и получают то, что получают…

Впрочем, обо всем этом надо будет говорить уже отдельно.