Главный смысл сегодняшнего «консерватизма» — консервация власти и капитала. Вероника Крашенинникова

Главный смысл сегодняшнего «консерватизма» — консервация власти и капитала. Вероника Крашенинникова

Историк, директор АНО «Институт внешнеполитических исследований и инициатив» Вероника Крашенинникова в эксклюзивном интервью «Репортёру». Вероника Крашенинникова в течение длительного времени серьезно занимается исследованием темы фашизма (Aleks_Ivan).

— Вероника Юрьевна, взгляды Путина никогда не были секретом, но до валдайской речи он  обычно держался «центра». С чем связано резкое поправение риторики?

— Действительно, раньше всем, кто хотел идеологии, президент предлагал «патриотизм». Подобная неопределенность с точки зрения госуправления и поддержания популярности — выгодная тактика. И так было практически на протяжении всех двадцати лет, хотя после 2012 года консервативные идеи пробрасывались все чаще и чаще. С 2014 мы начали наблюдать контакты с европейскими ультраправыми — они буквально прописались в российских госмедиа, на русском и иностранных языках. Апогей наступил в марте 2015, когда в Петербурге на так называемый «Международный консервативный форум» собрались отменные европейские наци. Потом было активное продвижение «русского философа» Ивана Ильина, который оправдывал фашизм не только в 1933-34, когда был заместителем директора Русского научного института в Берлине и поставлял информацию об СССР ведомствам Третьего рейха, но и в 1948, когда все преступления нацистов были широко известны.

Итак, на Валдае мы вдруг услышали вполне системное изложение идеологии «здорового консерватизма». Всеобщее удивление выразил ведущий Федор Лукьянов — его первые два вопроса были как раз про то, где проходит грань между «здоровым» и «нездоровым» консерватизмом и где «традиция» превращается в тормоз развития. Важно еще определить, что имеется ввиду под «традицией».

Поскольку норма «здорового» не уточняется, все мракобесы, реакционеры, монархисты, фундаменталисты, евразийские и европейские фашисты восприняли месседж про «консерватизм» как карт-​бланш для себя.

— На речь откликнулись западные правые. Может ли это значить, что у команды Байдена с трампистами есть консенсус в плане ослабления российско-​​китайской связи и США предлагает РФ некую конвергенцию по идеологической линии? 

Ослабление связи между Россией и Китаем — это обязательная политика для любого президента США, на все обозримое будущее. Вашингтон не допустит, чтобы противник №1 по экономическому весу и противник №1 по военным возможностям вошли бы в союз.

Но конвергенция по идеологии между администрацией Байдена и Россией Путина невозможна совсем. Ведь, согласно госпропаганде, либералы и демократы — главнейшие враги России, а Байден для российских пропагандистов и есть олицетворение этой идеологии.

Наоборот, заявленный на Валдае «консерватизм» — это сигнал западным крайне правым. Давайте здесь определимся с терминами. «Правыми» в Америке является классический мейнстрим Республиканской партии, в стиле отца и сына Бушей. Трамп и стоящие за ним ультраконсервативные круги — это крайне правые. Для них первый враг — умеренные республиканцы-​​центристы, и их трамписты уже практически вытеснили из партии, перехватили контроль над ней. Аналогично во Франции: правые там — Республиканцы и голлисты, а Национальный фронт Ле Пенов — это крайне правые. Соратники папаши Ле Пена, коллаборационисты режима Виши, воевали против де Голля во время Второй мировой и организовывали покушения на президента де Голля во время войны в Алжире — это для понимания разницы.

Так вот, в российско-​​американских отношениях складывается яркое противоречие. За первые месяцы президентства Байден сделал для двусторонней сферы больше, чем хотели от Трампа: продлил договор СНВ-3 на максимальный срок, снял препятствия для завершения «Северного потока — 2», провел первый за много лет нормальный саммит в июне в Женеве и возобновил диалог по важным вопросам. Но. Идеологически Байден все равно враг, а Трамп — «наш Доня». Пропаганда бьет по Байдену с позиций Трампа. С некоторыми перерывами, связанными с визитами.

Зато, как заявил в середине октября вице-​премьер Алексей Оверчук после визита в Вашингтон, по итогам 2021 года товарооборот между Россией и США может достичь рекордных объёмов. Как так? При 70 с лишним раундах санкций? Вот, видимо, чем берет администрация Байдена — убеждает, что торговать с ними выгодно. Для российского правящего класса сильный аргумент. 

— Глава Пентагона Остин приехал поддержать Украину и после этого на Донбассе началось обострение. Нет ли ощущения, что Украину начали толкать на путь Саакашвили? Возможен ли размен Китая на усиление влияния РФ в Европе и на Украине в частности?

— Украина для Вашингтона — самый эффективный инструмент и плацдарм против России. Примечательно, что до сих пор Белый дом избегал провокаций — наоборот, ставил Киев на своё место, в частности по отношению к «Северному потоку — 2». Но и в администрации Байдена есть разные мнения, более и менее агрессивные.

Да, основной противник — Китай, и США вынуждены перераспределять ресурсы. Для нас «сдавать» партнерские отношения с Китаем категорически неверно — нам нужен партнер, а не противник на востоке. Но об официальном военном союзе не может быть речи. Даже от формализации стратегического партнерства с Россией Китай уходит — он гораздо плотнее повязан капиталами с США, чем с Россией. Да и России выгоднее балансировать между Западом и Востоком, иначе Пекин тоже может воспользоваться ситуацией. Энергоресурсы — самое выгодное для обеих сторон сотрудничество.

Любой же «размен» с Вашингтоном ненадежен — они обманут и/или «не смогут» выполнить свою часть. Американской системе нельзя верить в принципе.

— Госканалы пиарят заявленный на Валдае «разумный консерватизм», прямо утверждая, что Путин взял эту идею у Александра Дугина. Дугин возвращается в официальное поле?
 

— Примечательно, что внедряют Дугина крупнейшие государственные медиа-​​ресурсы. Весной Дугин объявился на русском RТ: в ходе интервью ведущий Антон Красовский явно не понимает, с кем говорит; зато, там же, понимает суть Дугина обычно хамский ведущий программы «Мардан бой» — стелется поземкой перед ним без всякого боя. Затем на «Метаметрике» два ведущих, последователи Дугина, с придыханием восхищаются «философом». В последние месяцы околокремлевский телеграм-​​канал «Незыгарь» публикует его еженедельно в выходные по три поста.

В действительности, Дугин — эмиссар и оператор европейского фашизма в России. Он вместе с Александром Прохановым и Гейдаром Джемалем формировался в так называемом Головинском кружке, по имени «фюрера» Головина. Там, как пишут свидетели, практиковали гремучий коктейль из каббалы, черной магии, средневековых алхимиков, оккультистов и омерзительные ритуалы — они считают, чтобы стать «суперчеловеком», нужно уничтожить в себе все человеческое. В интернете есть немало материалов на эту тему, можно посмотреть «Черный интернационал» С.Д. Аврорина.

Так вот, это «шизоидное подполье» — они сами себя так называли — мечтало проникнуть во власть и, манипулируя политиками, разрушить государство путем «консервативной революции». В 1920 так называлось идейное движение в Германии, которое стало фундаментом для национал-​​социализма. В 2013 года Дугин открыто вещал об этом и на эфирах у Владимира Соловьева. Но кто понимает истинный смысл «консервативной революции» — лишь единицы. Это еще одно «кодовое» понятие в ультраправой среде. Себя Дугин мнил мессией, духовным вождем возрожденной Евразии, говорят свидетели. Он скомпилировал идеи довоенного и послевоенного европейского фашизма, нацизма и русских евразийцев из белой эмиграции. Вот из чего сделан его «консерватизм». И не зря Малофеев с самого начала взял его на «Царьград» главным редактором.

Конечно, евразийство Дугина не имеет ничего общего со строительство Евразийского экономического сообщества, движимого экономическими факторами. Но, конечно, Дугин ни в России, ни за рубежом не станет опровергать, что он — «мозг Путина». Между тем это крупное оскорбление для президента и компрометация интеграционных проектов.

— Недавнее венчание в Исаакиевском соборе. Вроде бы частное мероприятие, но на нем, помимо Дугина и других, как кажется, политических маргиналов, присутствовали и официальные лица. Что это было?

— Это было упражнение монархо-​​клерикала Малофеева по упрочению связей с реакционными сетями Европы. В этих сетях преобладают зашкварные аристократы. Но есть и боевые. В прямом смысле слова, связанные с неонацистскими террористическими сетями. Например, Сикст-​​Генрих Бурбон-​​Пармский, претендент на испанский трон. Он — «знаменосец Традиции», в 1976 году возглавил нападение на левых карлистов, оно вошло в историю как «Резня Монтехурра». Бежал от судебного преследования, но продолжил дела с террористическим подпольем, включая одного из самых известных итальянских неофашистов Стефано Делле Кьяйе. Дона Сикста Малофеев привозил в Москву раньше. И помните: когда «Традиция» пишется с большой буквы, речь идёт об «органическом» обществе для фашистского режима, где люди — лишь биомасса, с которой можно делать что угодно, творить любое насилие.

— Не кажется ли Вам, что антимигрантская раскрутка последних дней (проблемы с этнической преступностью существуют давно, но сейчас все СМИ просто трубят об этом, а также о вопросе запрета называть национальность в контексте совершения преступления) связана с тем же «правым поворотом»?

— Без сомнения. Все ультраправые партии на Западе — антимигрантские. Надо понимать их мотивы: мигранты назначаются «виновными» за все, что не работает в стране. Если безработица — «виноват мигрант», если преступность — это тоже мигранты и «понаехавшие», если драка — то вот какая национальность ее начала.

Власти и капиталу в любой стране выгодно переводить вину подальше от себя на любую менее защищенную группу. В Германии в 1930-е годы это были евреи и коммунисты, для Трампа это мигранты, мусульмане и китайцы. Очень тревожно видеть подобные признаки в родной стране.

В трагическом романе Эрнеста Хемингуэя «По ком звонит колокол» есть такой диалог. Испанская партизанка спрашивает главного героя, молодого бойца Интернациональных бригад из Америки:

 
«Но в твоей стране немного фашистов?» — «Много таких, кто не знает, что они фашисты, но узнают, когда придет время».

Ведь фашизм со времен Второй мировой обзавелся камуфляжем, старается выглядеть «прилично», чтобы прорваться во власть. Иван Ильин ещё в 1948 году поучал: поскольку «фашизм совершил целый ряд глубоких и серьезных ошибок», которые «придали самому названию одиозную окраску», «для будущих социальных и политических движений подобного рода надо избирать другое наименование. А если кто-​нибудь назовет свое движение прежним именем («фашизм» или «национал-​​социализм»), то это будет истолковано как намерение возродить все пробелы и фатальные ошибки прошлого». Вот почему каждый раз вздрагиваешь от упоминаний Ильина.

— Чего ждать России от Ильина и Бердяева в плане внутренней стабильности? Вызовут ли их идеи понимание у региональных нацэлит?

Главный смысл сегодняшнего «консерватизма» — консервация власти и капитала. А чтобы поддержал народ, его развлекают и запугивают ЛГБТ, мигрантами, разлагающимся Западом. Вроде бы пропаганда бьет по Западу — но нет, только по «либеральной» его части — с позиций «консервативной». Так Россию встраивают в консервативную парадигму Запада.

В настоящее время ситуация движется в сторону реакционного порядка. Остановятся ли в «умеренной» точке? Умеренность для разных людей значит разное. И вряд ли ответ известен: степень реакционности политики будет определяться экономической ситуацией — чем кризиснее, тем более «консервативно» будет; общественными протестами, которые нужно будет подавлять; с другой стороны, ценами на энергоносители, которые позволят покупать лояльность «глубинного народа».

А национальные элиты против православной монархии Ильина и Бердяева выдвинут свой национализм и религию. И тогда мало не покажется. 

— Недавно был взломан Ваш Telegram-​​канал. С чем Вы это связываете?

Да, наш телеграм-​​канал «Прогнозы.Крашенинникова» (@PrognozyVK) был взломан ночью 2 ноября в 2.09 — я потеряла доступ к управлению. Опыт неприятный, но полезный. Угнав канал, противники подтвердили, что работаем в правильном направлении и что наш анализ и прогнозы верны. Особенность канала в том, что мы развенчиваем подпольные сети современного фашизма и криптофашизма, пустившего крепкие корни в России. Этот «черный интернационал», обширная международная сеть, связывает ультраправые круги в США, Европе и России. Мы обладаем уникальным знанием того, как работает современный фашизм и криптофашизм — об этом знают только они сами и узкий круг специалистов. Атака на нас — к слову, не первая и не последняя — это стимул работать больше и быстрее. Пока мы не проснулись при монархо-​​фашистском режиме, который они очень хотят установить.

Многие удивятся — монархия же абсурд в XXI веке, и «фашизма в России нет». Я бы тоже так думала, если бы на протяжении лет пятнадцати не изучала крайне правые движения в мире, столкнувшись с ними в Соединенных Штатах — это были ультраконсерваторы и разномастные последователи фашизма и нацизма Второй мировой войны. Там есть и часть русской эмиграции, которая вплотную работала с американскими спецслужбами.

Эти самые ультраконсервативные фашиствующие круги в Америке выдвинули в президенты Дональда Трампа. Жутко было наблюдать, как российская пропаганда взялась его продвигать.