Елена Ведута: Деньгами не решить проблему производства — будет очередной «распил»

06.10.2022
Елена Ведута: Деньгами не решить проблему производства — будет очередной «распил»
Деньгами проблему производства сложной продукции, требующей соответствующего расчета производственной цепочки, не решить. Вместо этого в условиях экономического хаоса или так называемой рыночной экономики будет очередной «распил», а проблема импортозамещения на основе новой, а по сути, «старой» модели, еще долго не будет решена, предупреждает доктор экономических наук Елена Ведута

Российская экономика выдержала санкции благодаря ЦБ, историческому опыту и нефти, по мнению журнала The Economist. Естественно, возникает первый вопрос: «Что значит экономика выдержала?». Но Economist не формулирует критерий выдержки экономики.

Руководству журнала стоит напомнить, что развитие экономики должно быть подчинено росту реальных доходов граждан. По данным Росстата, за первое полугодие 2022 года реальные располагаемые доходы населения снизились на 0,8% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, что свидетельствует о продолжении погружения экономики страны в кризис.

Глобальный кризис никто в мире не отменял. Поэтому погружение в глобальный кризис происходит повсеместно, во всех странах мира. Другое дело, если вопрос стоит о скорости погружения, то в этом смысле можно согласиться с Economist, что пока скорость погружения России в кризис является невысокой.

Если оценивать политику ЦБ, то можно сразу отметить, что Центральный банк руководствуется в своей деятельности политикой финансовой стабилизации. И в этом смысле ЦБ действует грамотно в соответствии с общепринятыми инструкциями. Для этой политики характерны высокие процентные ставки для удержания денег в банках и недопущения тем самым высоких темпов инфляции, ревальвация (повышение курса) рубля по отношению к другим валютам, профицит бюджета.

Как сообщил Минфин, федеральный бюджет за первую половину 2022 года исполнен с профицитом в 1,4 трлн рублей, хотя весь профицит был накоплен в первом квартале, а во втором квартале на фоне военной операции, новых санкций и роста нефтегазовых доходов профицит стал практически равен нулю. Это серьезный сигнал о будущем провале политики финансовой стабилизации и переходе к стремительной инфляции.

Политика финансовой стабилизации, благодаря завышенному курсу национальной валюты стимулирует импортеров и банкротит отечественных производителей, способствуя спаду отечественного производства и росту безработицы. История свидетельствует, что обычно в преддверии войны, во время войны и после войны для восстановления экономики ЦБ совместно с Минфином проводят политику инфляции для перестройки структуры экономики в пользу ВПК (военно-промышленного комплекса), и затем для более быстрого восстановления экономики.

Если вспомнить 1930-е годы, то благодаря умеренной инфляции, запущенной в Великобритании и США, эти страны смогли тогда оживить производство за счет того, что тогда Европа, как сегодня ЕС и Россия, упорно следовала политике финансовой стабилизации, стимулируя развитие производства у своих импортеров — Великобритании и США. Особенно постаралась Германия, когда ее президент Пауль фон Гинденбург довел страну до голода и массовой безработицы, что послужило причиной прихода к власти Адольфа Гитлера и установления мобилизационной модели экономики с запуском стремительной инфляции.

Я бы не спешила оценивать действие санкций, ограничиваясь, как делает это Economist, краткосрочным периодом. Да, конечно, россияне, как и граждане других развивающихся стран, «привыкли» к тому, что благодаря принципам организации международных валютных систем, страны Глобального Севера, чьи валюты являются ключевыми, резервными, с легкостью перебрасывают бремя глобального кризиса на страны Глобального Юга. К этому добавилось и то, что мы, радуясь высоким ценам на нефть, получаем из Европы в обмен на наш экспорт нефти много нарисованных «евриков», которые не можем обменять на товары, новые технологии, производимые в ЕС, а экспорт в страны Востока вырос, но по сниженным ценам.

Поэтому не стоит радоваться оценкам Economist о выдержке нашей экономикой санкций и усыплять нашу бдительность. То ли задача Economist усыпить нашу бдительность о долгосрочных последствиях санкций, то ли, действительно, уровень экономических знаний журналистов не позволяет объективно оценить будущие последствия санкций. Но пока, судя по всему, мы, понимая, что главная проблема, с которой столкнется Россия в недалеком будущем из-за санкций, будет связана с импортозамещением, продолжаем жить по-старому.

Так недавно вице-премьер Денис Мантуров заявил о внедрении властями новой модели импортозамещения в «квазиплановом» режиме, ориентированной на производство критичных позиций средств производства и комплектующих в связи с отсутствием их серийного производства в России. По этой модели предполагается, что после проведения консультаций государства с потребителями этой продукции будет выяснено, готовы ли они ее покупать и в каком объеме. Затем государство найдет площадки, готовые эту продукцию произвести, и определит конкретные для них привилегии и льготы.

Нет понимания у вице-премьера, что деньгами проблему производства сложной продукции, требующей соответствующего расчета производственной цепочки, не решить. Вместо этого в условиях экономического хаоса или так называемой рыночной экономики будет очередной «распил», а проблема импортозамещения на основе новой, а по сути, «старой» модели, еще долго не будет решена. В таком случае санкции могут ударить по нам очень «больно», вплоть до остановки производства в стране.