Бузова во МХАТе. Зачем это нужно?

29.06.2021
Недавно на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ), в котором по традиции принял участие Владимир Путин, произошло скандальное появление 19-летнего «тиктокера», «музыканта» и лица Сбербанка Дани Милохина. Молодой человек с расширенными зрачками вел себя, мягко говоря, странно. Он с трудом связывал слова. Не понимал вопросов журналистов. А также отметился публичным заявлением о том, что он «пойдет пописает» и перформансом, поддержанным Ксенией Собчак, во время которого с десяток взрослых людей легли на пол для того, чтобы Милохин выложил сию картину в свой «ТикТок».

Ольга Бузова во МХАТе
Ольга Бузова на сцене МХАТа

Также недавно во МХАТе имени Горького состоялась постановка спектакля о жизни Сталина «Чудесный грузин», в которой одну из главных ролей сыграла скандально известная звезда «Дома 2», блогерша и «певица» Ольга Бузова. Игра Бузовой на сцене академического театра подняла большой скандал. За разъяснениями общественность обратилась к главному художественному руководителю МХАТа Эдуарду Боякову.

В одном из своих заявлений по данному поводу Бояков сказал следующее:

«У меня есть абсолютная уверенность, что это крутой содержательный ход: сегодня смысл там, где Бузова, как бы парадоксально это ни звучало. В пьесе Шанталь (ее играет Бузова — прим. авт) приглашают именно к губернатору. И именно для того, чтобы показать определенный смысл: какой губернатор важный, модный, крутой. Это смысл времени — того, а уж сегодняшнего и подавно. И выходит по Уорхолу: миром крутит условная энергичная Бузова. Крутит политикой, театром, кино, искусством. Миром, лишенным энергии. И пока она им крутит, становится человеком значительным».

Эдуард Бояков
Эдуард Бояков

Логику данного объяснения, в целом, поддержал и заместитель Боякова в МХАТе консервативный политик и писатель Захар Прилепин. Да, да, если, поддержанный Собчак, перформанс лица Сбербанка Милохина на ПМЭФ носит либеральный политический окрас, то за Бузову в МХАТе отвечают консервативные силы. Особенно, если учесть, что за концептуальным (говорю без иронии) высказыванием Боякова, которое стоит разобрать, с высочайшей долей вероятности (выскажу такую гипотезу) стоит один небезызвестный философ, который с недавних пор занялся окормлением МХАТа. Этот философ иногда рекомендует себя в качестве старообрядца, выступает за «консерватизм» и «евразийство». Согласно его воззрениям, «постмодерн нужно мыслить недуально» и поэтому организованное им движение проводит два типа митингов: одни — консервативные и почти черносотенные, а другие — откровенно постмодернистские. Такая концепция «два в одном» вполне соответствует появлению в академическом театре звезды «Дома 2», а также объяснениям Боякова. Как писал Пушкин в своем «Евгении Онегине»:

«Скажите, чем он возвратился? Что нам представит он пока? Чем ныне явится? Мельмотом, Космополитом, патриотом, Гарольдом, квакером, ханжой, Иль маской щегольнет иной».

Захар Прилепин
Захар Прилепин

Многие, недовольные появлением странных персон в культуре и политике (выступление на событии подобном ПЭМФ — это всегда политика), обычно клянут в происходящем «золотого тельца», мол, ну нельзя же так деньги зарабатывать, должны же быть хоть какие-то моральные ограничения! Однако, дело тут далеко не в деньгах. Да, конечно, Сбербанк и МХАТ откровенно пиарятся, в том числе, и по коммерческим соображениям. У Бузовой и Милохина по несколько миллионов подписчиков. Но дело тут не столько в деньгах, сколько в глобальном процессе, который мало кто обсуждает.

Во-первых, мы имеем дело с капитализмом, который скидывает с себя узду проекта модерн, при помощи которого буржуазия легитимировала свою власть. Этика, закон, буржуазная семья и прочие ограничители власти капитала сбрасываются, обнажая настоящий капиталистический оскал и тотальную аморальность. Данный процесс был изначально встроен в «геном» буржуазного общества. Ибо когда капитал достигает потолка и становится глобальным нет ничего такого, что заставило бы его притворяться и соблюдать хоть какие-то ограничения. Так что тем, кто возмущен цинизмом Сбербанка и руководителей МХАТа, следует не моральными призывами заниматься, а хорошенько подумать о своем отношении к капитализму, а также к краху единственной альтернативной системы — СССР. В противном случае жалобы на власть «золотого тельца» выглядят в устах антисоветчиков и поборников буржуазного образа жизни крайне неубедительно и двусмысленно. Вы за капитализм? Вы считаете СССР «тоталитарным» государством? Ну тогда кушайте Милохина, Собчак, Бузову и многих других. И пожалуйста не возмущайтесь, ибо идет закономерный процесс мутации капиталистического общества, лишенного стратегической альтернативы и ставшего глобальным.

Во-вторых, данный глобальный процесс имеет свою структуру и динамику. Сбербанк и МХАТ лишь встраиваются в существующий глобальный тренд. Ведь что говорит Бояков? Он говорит, что «сегодня смысл там, где Бузова». Смысл же этот заключается в том, что в мире, «лишенном энергии», становится «человеком значительным» «условная энергичная Бузова». Этот «значительный человек» «крутит политикой, театром, кино, искусством» и, таким образом, становится главным «героем» современности. В том же своем интервью Бояков дает следующее пояснение по поводу этого «героя»:

«Я, разговаривая с огромным количеством людей, наблюдаю, как реагируют на эту фамилию — либо восхищение, либо ненависть. Невероятный феномен, конечно. Но дело тут совсем не в 23 миллионах. Мы хотим показать настоящего персонажа, героя сегодняшнего времени. Бузова не интеллектуал. Не музыкант. Не мыслитель. Не модель. Не дизайнер. Не Диана Вишнева и не Оксимирон. Она все вместе. Она по-своему цельная».

То есть Бояков рассуждает аж о целостности. Заключается же она, по Боякову, в том, что все сферы человеческой жизни начинает «крутить» тот, кто является никем и заранее начисто лишен всяческого содержания. И дело тут, конечно, не в 23 миллионах подписчиков, а в том, что количество этих подписчиков, а также просмотров и «лайков» начинает определять всё на свете. Вне этого нет никакой энергии — заверяет Бояков.

Таким образом, культура в лице Боякова отказывается от своих прямых обязанностей и сдается на милость «энергичному» победителю, ибо главная обязанность любого деятеля культуры — это противостояние энтропии, безэнергийности и насыщение мира энергией своего творчества. Но культура передает эту миссию новому «человеку значительному» и исчезает, сама же, напоследок, оформляя данный процесс. Но ровно то же самое делает и власть.

Для того чтобы показать происходящие процессы в политике и культуре более наглядно, я хочу привести полностью одно из великих стихотворений Пушкина «Поэту», в котором Александр Сергеевич раскрывает то, каким именно образом подлинный творец должен относиться к общественному одобрению, то бишь, если переводить на язык нашей гнусной современности, к просмотрам и «лайкам».

"Поэт! Не дорожи любовию народной. Восторженных похвал пройдет минутный шум; Услышишь суд глупца и смех толпы холодной, Но ты останься тверд, спокоен и угрюм.
Ты царь: живи один. Дорогою свободной Иди, куда влечет тебя свободный ум, Усовершенствуя плоды любимых дум, Не требуя наград за подвиг благородный.
Они в самом тебе. Ты сам свой высший суд; Всех строже оценить умеешь ты свой труд. Ты им доволен ли, взыскательный художник?
Доволен? Так пускай толпа его бранит И плюет на алтарь, где твой огонь горит, И в детской резвости колеблет твой треножник».

Современный мир, это мир, где всему этому нет места. Это мир, в котором никто не усовершенствует «плоды любимых дум», ибо нет дум, нет содержания, нет «свободного ума» и нет свободы. На смену всему этому приходит «детская резвость». Об этом же писал и Шекспир в своем «Гамлете», говоря о жизни театра в специфическую гнилую эпоху правления Клавдия:

Гамлет:
-«И власть забрали дети»?
Розенкранц:
-«Да, принц, забрали; Геркулеса вместе с его ношей».
Гамлет:
-«Это не так уж странно; вот мой дядя — король Датский, и те, кто строил ему рожи, пока жив был мой отец, платят по двадцать, сорок, пятьдесят и по сто дукатов за его портрет в миниатюре. Черт возьми, в этом есть нечто сверхъестественное, если бы только философия могла доискаться».

На плакате перед входом в шекспировский театр «Глобус» был изображен Геркулес, несущий на своих плечах небесную сферу. Таким образом Шекспир говорит, что современные ему, как мы бы сейчас сказали, «тренды», приводят к власти детей. В такую эпоху главное «портрет» и картинка — говорит Шекспир. И в этом Гамлет не безосновательно видит «нечто сверхъестественное».

Но Бузова и ее поклонники «они же дети» не могут забрать власть. Они лишь уничтожают власть и неразрывно связанную с ней культуру для того, чтобы освободить место чистому, свирепому и бессмысленному господству того, кого Шиллер и Достоевский называли «Великим инквизитором», он же проект «Счастливое дитя». Инквизитор говорит Христу у Достоевского следующее:

«О, мы разрешим им и грех, они слабы и бессильны, и они будут любить нас как дети за то, что мы им позволим грешить. Мы скажем им, что всякий грех будет искуплен, если сделан будет с нашего позволения; позволяем же им грешить потому, что их любим, наказание же за эти грехи, так и быть, возьмем на себя».

Собственно, власть, в лице устроителей ПЭМФ, и деятели культуры, в лице руководителей МХАТа, ведут себя в полном согласии с предписаниями «Великого инквизитора». Они разрешают детям «грешить», ибо считают их и их аудиторию «слабыми и бессильными». Ставка сделана не на сильного человека и прогресс, а на регресс и человеческую слабость. Именно об этом вполне откровенно поведал общественности Бояков.


Даня Милохин в платье

Даня Милохин

Такое положение дел вполне устраивает власть, которая делает ставку на управление сугубо регрессивными процессами и регрессивным же обществом. Демаргинализуя таких персонажей, как Милохин и Бузова, власть делает легитимным антисмысл. А так как смыслы уже почти никто не производит, да и, честно говоря, особо не востребует, то одновременно с легитимацией антисмысла маргинализуются любой смысл и любая здоровая деятельность. Если раньше родители могли сказать своему чаду: «Что за фигню ты смотришь? Есть же нормальные люди и другие примеры для подражания». То теперь они этого сказать не могут, ибо чадо сразу укажет им на то, что его любимые Милохин и Бузова заседают аж на форуме ПЭМФ и играют на сцене академического театра. А потом окажется, что у родителей денег далеко не столько, сколько у Милохина, а про известность и востребованность и говорить нечего. В итоге маргиналами в глазах подрастающего поколения делаются родители. Маргинальными становятся все их установки и способ жизни, ибо условная Бузова вознесена наверх, в качестве образца и «героя». Смысл, гуманизм, история и само время репрессируются. И в этом не Бузова виновата, а власть и деятели культуры, которые под это ложатся, отказываясь от своих прямых обязанностей и которые начинают уничтожать собственное же содержание.

Таким образом власть и деятели… лучше называть их деятелями «антикультуры», решают целый ряд проблем. Они обогащаются на регрессе и разложении. Они подавляют саму возможность появления конкурентов, ибо в условиях регресса, который они обеспечивают, нет места «человеку-творцу», который мог бы произвести новизну, а есть только место для «квалифицированного потребителя». В условиях же отсутствия новизны и смысла нет ни полноценных политических конкурентов, ни полноценной политики, ни полноценной культуры, которые могли бы подвинуть творцов антисмысла с их насиженных мест. Кроме того, такая превращенная, мутировавшая власть и деятели антикультуры при помощи своих действий избавляются и от ответственности.

Блогер в условиях капитализма без берегов и соответствующей трансформации аудитории, которой он сам же и способствует, если он даже решил распахивать, а, точнее, обгаживать ниву культуры, занимается не содержанием, а обеспечением максимального количества просмотров. Потом такого блогера зовут на какое-нибудь высокостатусное политическое мероприятие в качестве представителя некоей общественности. Но в том-то и дело, что самый никчемный депутат отличается от блогера тем, что в его обязанность входит участие в законотворчестве и решении насущных проблем избирателей. Поэтому его всегда можно спросить о результатах деятельности.

Блогер же полностью от этого свободен. Он даже искренне не поймет подобных вопросов, ибо он занимается набором «лайков», а не содержанием. И именно это устраивает власть и потому-то она предпочтет блогера любому депутату. Ведь в этом случае и аудитория будет довольна, и власть, которой лишь надо будет терпеливо послушать ни к чему не обязывающую болтовню очередного идиота. «Эка! Смотри! Наш-то Милохин уже и на ПЭМФ выступает. Значит и наша «точка зрения» на этом почетном собрании как-то представлена и услышана», — подумают подписчики.

Ну вот собственно и всё. И волки целы, и овцы сыты. И аудитория довольна, что ее якобы кто-то представляет, и власть довольна тем, что может отчитаться за то, что «ведет диалог с обществом». А страна? А народ? Какой такой народ и какая такая страна, если содержание заменено количеством просмотров, нулями на счетах и цифрами в отчетах? В таком оцифрованном виде страна вместе с населением легко может быть «закачана» на флэшку и положена в карман. Ведь так удобней и эффективней. Что собственно и является идеалом для тех, кто проталкивает цифровизацию всего и вся. Правда то, что оцифрованная Россия будет уже не Россией, мало кого волнует…